Общее·количество·просмотров·страницы

7 августа 2017 г.

Айвазовский И. К. (1817-1900) **

Айвазовский Иван Константинович - Русский художник-маринист, баталист, коллекционер, меценат. Наиболее выдающийся художник армянского происхождения XIX века.
Написал нескольких тысяч картин, однако далеко не все они получали положительные отзывы у критиков. Его упрекали в повторяемости и излишней красочности сюжетов. Самые известные - Десант Н.Н.Раевского у Субаши (1839), Неаполитанский залив (1841), Буря на море ночью (1849), Девятый вал (1850), Вход в Севастопольскую бухту (1852), Бурное море ночью (1853), Море. Коктебельская бухта (1853), Приезд Петра I на Неву (1853), Вид Константинополя и Босфорского залива (1856), Закат (1866), Ледяные горы в Антарктиде (1870), Радуга (1873), Ночь. Голубая волна (1876), Закат на море (1886), Штиль. Морской пейзаж с рыбаками (1887), Бриг «Меркурий», атакованный двумя турецкими судами (1892).

От штиля к урагану Айвазовский И. К

Анна Ковалёва -Мулик

Все души неба - криком бездны -
Тревожили морскую гладь…
А стоны моря - мглы диезы -
Им вторили агрессией - как тать…

Воруя лики новых смертных -
Лишь в отражении судьбы…
Вдруг ураган - от тьмы бессмертный -
Как сердце неба – в час борьбы…

Всю мощь волны, обрушив с силой -
Дар знаний истины своей…
За власть над штормом - паутиной -
Шлет дождь - побег его страстей…

Но блики солнца в нежном штиле -
Мерцая радугой небес…
Нашептывают тихо: “Он бессилен,
Вернётся скоро мир чудес…”

(Картина "От штиля к урагану" Иван Константинович Айвазовский)

Айвазовский

Борис Межиборский 

Девятый вал наполнен романтизмом,
Девятый вал наполнен той борьбой,
Где море излучает там капризы,
В которых есть и буря и прибой,
В твоих картинах слышу откровенье,
В твоих картинах вижу свет и тень,
О, боже мой, какое озаренье
Твоя марина забирает в плен,
И даже в час, когда весна мятежна,
И буря пролетает над волной,
Моя душа становится столь нежной
И Айвазоский снова предо мной.
И романтизм сверкает в юном взоре,
И в даль летит художника мечта,
И бесконечно благодарно море,
За это вдохновение холста. 

Буря на море ночью. худ. И Айвазовский 

Борис Ханин 

Ночное и грозное небо,
Обрывки темных облаков.
Луна сквозь них довольно смело
Пробилась, выйдя из оков.

Она корабль весь освещает,
На смерть который обречен.
Судьбу мгновения решают,
И вряд ли будет он спасен.

Кругом бушующее море,
Идет стеной за валом вал
И волны, что друг с другом спорят,
Наносят кораблю удар.

Бросают волны словно щепку
Кораблик - парусник в ночи.
Он парус подставляет ветру.
Тот - будто стонет и кричит.

Усилья корабля напрасны:
Уж слышен треск сосновых мачт.
Стихия эта неподвластна,
Она жестока , как палач.

Идет волна. Мохнатой лапой
Старается обнять корабль
И утащить на дно. Расплатой
Становится сей мюзерабль

За все деяния, что с морем
Творит всеядный человек,
И погибает в волнах, споря,
Уже какой по счету век.

Россия, бедная Россия,
Ты как кораблик, что во тьме
Вовсю насилует стихия.
Жива еще.Вопрос в цене. 

Ледяные горы в Антарктиде. худ. Иван Айвазовский 

Борис Ханин 

Стоит сплошной стеной гора из льда.
Игрушечный корабль на ее фоне.
Каким путем, когда попал сюда,
Остановившись между льдин в проеме?

Российский флаг полощет на ветру.
Им только что открыта Антарктида.
Корабль, как кажется, вмиг в пыль сотрут
Здесь айсберги, различных форм и видов.

Холодной красотой сия земля
Так притягательна и гармонична.
И только лишь скорлупка корабля
Здесь выглядит предельно непривычно.

Внизу - синеет водяная гладь.
А сверху- с тучами смурное небо
Здесь глыбы камня можно увидать,
Покрытые многометровым снегом.

А белый и сиреневый цвета,
С оттенками тонов весьма различных,
Показывают ,что есть красота
И у ландшафтов даже необычных.

Такой - на южном полюсе земли,
Где холод царствует. А он, отдельно
От всех материков земных, вдали
Стоит и существует параллельно.

Корабль неисправимо одинок
И очень чужд гармонии природы.
Жестокий очень получил урок,
Что дали атлантические воды. 

Хаос. Сотворение мира. худ. Иван Айвазовский 

Борис Ханин 

Борьба между светом и тьмой.
Свет вскоре во всем победит.
Дорожку свою над волной
Он в темные воды вонзит.

Фигура на небе смурном,
Как облако черное в нем,
Загадочным здесь существом
Глядится в обличье своем.

Раскинуты руки в размах.
Старается свет заслонить
Посеять чтоб смуту и страх,
Чтоб свет не дошел до земли.

Но свеху Создатель парит
Он вскоре разгонит всю тьму
И жизнь на земле сотворит.
Природа подвластна ему.

Руками разгонит он тьму
Бесследно исчезнет она.
Подвластная лишь Одному,
Утихнет морская вода.

Из тьмы возродится наш мир,
И жизнь расцветет на века.
Картину, что мэтр сотворил,
Себе приобрел Ватикан. 

Иван Айвазовский. Девятый вал 

Владимир Гусев Тульский 

/ 1850год/

Разбит о скалы грозный их корвет,
Не многие дожили до рассвета.
Им повезло,- увидели рассвет,
Но можно ли назвать везеньем это?

В кипящей от неистовства воде,
В тумане брызг зелёно - жёлтой хмури
Обломок мачты, шестеро людей,
Сумевших пережить бесчинство бури.

Перемешались волны, облака,-
Они, должно быть, прогневили БОГА.
Хватает сил бороться им пока,
Но этих сил осталось так немного.

Призвал не падать духом капитан:
«До роковой черты в удачу верьте!»…
Матрос, что на картине ближе к нам,
Пытается дружка спасти от смерти.

Дружок мечтал вернуться в дом родной
К родителям, к своей невесте юной…
Кому-то мнится: 
За крутой волной
Спешит к ним помощь быстроходной шхуной…

Окрашены багровым облака,
Печаль вселяя в душу и тревогу.
И капитана тянется рука
С мольбою о спасенье прямо к БОГУ.

Айвазовский. Девятый вал 

Владимир Морозов 5 

- "Через секунду - смерть, но посмотри на луч.
Не правда ль, он красив, пронизывая бурю?"
- "Что мне в той красоте, когда я жив не буду!"
- "Нет, ты не прав. На гребнях страшных круч
играет радуга, огни по небу мчатся.
Как хочется мечтать, как хочется смотреть!
Ещё когда наступит эта смерть...
Ещё есть целая секунда счастья."

И. К. Айвазовский Итальянское утро

Владимир Нехаев

Из тысяч нарисованных картин
Немногие он рисовал с натуры,-
Стихия, шторм и буря - вид один
Не позволял того…
В Италии, в лагуне
Он черпал вдохновение,
Писал,
Игру воды и света подмечал,
Движение предметам придавал,
Чтоб зритель этим воздухом дышал,-
Морским, особым, свежим и спокойным,-
И, глядя на картину, отдыхал…

У берега
На рейде корабли
Застыли,-
Им надо
Отдохнуть и в путь собраться.
Вот рыбаки свой невод
Опустили:
- С утра пораньше-
За уловом, братцы!
- Да и - на рынок!
- Денежек набраться!

Под розовым рассветом
Чуть лоснятся
Маяк и пики гор вдали,
Свои бока под теплые лучи
С какой-то пляжной негой
Подставляя.
В две трети – небо!
Розовый восход!
Художник дымку нам передает…
И даже карту поместил на небосвод!-
Быть может, мне привиделось,
Не знаю…
Картина свежим ветром обдает,
Каким-то притяженьем обладает,
И кажется,- мгновение, вот-вот!-
И все придет в движенье,
Закачает
Волна
И парусник
На якорь встанет.
Флот
Торговый
Морскою жизнею своею заживет,
Через моря товар и груз потянет.
Рыбацкий невод рыбы наберет
И вечером рыбак в кабак нагрянет.
На горизонте -
Парусников смотр,-
Романтика !-
И кто-то
Там встречает
Вдвоем
Рассвет
И больше никого
На целом свете
Рядом с ними нет,
И время словно замедляет ход,
И дарит счастливый судьба двоим билет!

Совсем немного
Времени мелькнет
И сменит декорации восход,
Отправится,
Сияя вниз,
Светило
В привычный свой дневной
Большой поход.

Играет красками
Художник, создает
Сюжет,
И время на картине
Так замрет,
Запечатленное:
Все это было,
Было,
Было:
Штиль,
Утро,
Горы,
Розовый восход…

Из тысяч нарисованных картин
Немногие он рисовал с натуры,-
Стихия,
Шторм,
Волна и буря ! –
Лишь в памяти художник их хранил,
Нам показать сумел
Воды, волны фактуру,
Гул ветра,
Человека в трудный миг,
Среди разгула
Мощного стихии!...

А здесь, в Италии,
Он жадно рисовал,
Ловил для впечатления
Мгновения,
Часами на этюдах пропадал,
Игру воды и света подмечал,
Движение предметам придавал,
Чтоб зритель этим воздухом дышал,-
Морским, особым, свежим и спокойным,-
И, глядя на картину, отдыхал,
И мысли приводил в порядок стройный…

Картина И. К. Айвазовского из Национального художественного музея Беларуси - одна из тринадцати в этом музее, одна из шести тысяч написанных великим маринистом картин.

И. К. Айвазовский. Морской пейзаж. 1850

Владимир Нехаев

Морской пейзаж карандашом написан,
картон и процарапка .
Весь сюжет ,
казалось, для эскиза лишь годится,
и стать шедевром у него претензий нет.
Но в том-то и секрет,
не автор сам решает : будет, нет
ночной прогулки
вдохновительный сюжет
в музее Русском выставляться столько лет.

Льется на волны мягкий лунный свет.
На рейде корабли без парусов застыли.
С сетями рыбаки вернутся не с пустыми,
Хоть волны есть и нам их виден бег.

На берегу с сетями человек
(Он в лодку не попал, там места мало)
Глядит на море и с надеждой, и устало.
Здесь башня и прибой – лишь фон, - не занимало
Художника ничто,
Кроме волны и света,-
Игра воды, движения и цвета-
Вот что поймать всегда стремился он,
Вот его цель и творчества примета,

Он предлагает зрителю при этом
Дофантазировать и звуки , и сюжет,
В который сам он погрузился сладко
И быстрыми движениями, хватко,
Рождает на картоне красоту.

Простой картон,
Карандаш и процарапка-
Всмотреться в даль,
В простор морской, в мечту,
И заглянуть за дальнюю черту,
И почерпнуть в картине настроение-
Вот миг общения с искусством,
Наслаждение!!

Иван Константинович Айвазовский. Морской пейзаж. 1850-е года. Картон, карандаш, процарапка. 17,1х24,5 см. Государственный Русский музей.

Девятый вал... 

Вера Аксенова-Соснина 

Сижу. Молчу. А надо мной "Девятый вал".
Его как будто Айвазовский рисовал
С моей души, что заблудилась на земле.
Былая жизнь - на затонувшем корабле
Пустых надежд, невоплощённой красоты,
Уснувших в сердце чистоты и теплоты.
И я тону. Иду тихонечко ко дну.
Ещё разок, один разок рукой взмахну -
И всё. А дальше - тишина. И темнота.
Заполонившая всё в мире пустота.
"Девятый вал"...
А рядом "Белый пароход".
Потоки света и лазурный небосвод.
И блики солнца на спокойной глади вод.
И плеск волны, что бьётся весело о борт.
Не злится ветер, не бушует, не ревёт.
А просто веет и прохладу нам несёт.
И снова сердце не страдает, а поёт
И снова верится в неведомый полёт
К обетованным берегам большой земли,
Где ждут кого-то у причалов корабли... 

И. К. Айвазовский. Девятый вал. 1850

Иван Есаулков

Как шаг последний важен:
Дойти, достичь, дожить!
Ещё часть экипажа
Поборется за жизнь!..

Корабль разбился. Смачно
Над ним трудился шквал,
И над обломком мачты
Навис девятый вал.

Приблизилась к ним грозно
Громадная волна.
Спасутся? Или поздно -
Поглотит всех она?

Найдут они спасенье?
На небо посмотри -
Увидишь проясненье,
Блеск утренней зари.

Пускай волна клокочет,
Пусть океан ворчит,
Но после бурной ночи
Ласкают всё лучи.

Себе художник верен:
Пускай волна летит,
Ты, зритель, будь уверен -
Она не победит!

Все краски колорита
Вступают в грозный бой.
Сколь оптимизма скрыто
В борьбе со злой судьбой!

Сколь яркого мажора
В небесной глубине!
Не избежать позора
Бушующей волне!

Стихии грозной сила
Прекрасна и страшна,
Но всё ж не победила
Тех храбрецов она.

Ещё часть экипажа
Поборется за жизнь...
Как шаг последний важен:
Дойти, достичь, дожить!

И. К. Айвазовский. Ледяные горы в Антарктиде

Иван Есаулков

На этой картине громадины льда,
Меж ними повсюду темнеет вода.
А русский корабль завершил переход,
Уже в Антарктиде меж льдин он плывёт.

Оттенками белого цвета богат
Лёд: где бирюзов он, где зеленоват,
Где сер, - и контрастна по цвету вода,
Темнеет она между глыбами льда.

Меняет окраску её синий цвет:
Кой-где бирюза, а кой-где фиолет.
Вверху многоцветно навис небосвод.
Корабль между айсбергов тихо плывёт

На фоне громаднейшей, белой горы...
Полвека прошло с легендарной поры,
Когда ледяной материк был открыт.
О том Айвазовский в холсте говорит.

Он изобразил в нём полярные льды -
Громадные горы плывут средь воды,
И русский корабль совершает поход -
Его славный подвиг в картине живёт!

И. К. Айвазовский. Ледяные горы в Антарктиде. 1870

И. К. Айвазовский Лунная ночь на Капри. 1841 г

Иван Есаулков

Льёт с небосвода лунный свет.
Чарует зрителей картина -
Ночную лунную марину
Так написать мог лишь поэт!

Плывёт сквозь облака луна
В небесном, сумрачном просторе.
Колышется, искрится море,
И в нём луна отражена.

Вокруг светила - ореол.
Из памяти всплывают сказки.
Какие радужные краски
Художник в полотне нашёл!

Едва заметный ветерок
Зыбь трепетную нагоняет,
На зыби искрами играет,
Как будто жжёт кто костерок.

Иль будто мантия Царя
Морского отраженьем блещет,
Очаровательно трепещет,
Цветною радугой горя.

Уходят в море корабли.
Видны под парусами лодки,
Что бороздят поверхность ходко
И рядом с нами, и вдали

На фоне синеватых гор…
Красиво море лунной ночью!
Как будто видим мы воочью
Вокруг сияющий простор!

Льёт с небосвода лунный свет.
Чарует зрителей картина -
Ночную лунную марину
Так написать мог лишь поэт!

Айвазовский

Гончаров Николай

Окно рабочей мастерской Айвазовского
в Феодосии выходило во двор его дома,
на противоположную от моря сторону

Над побережьем - лето в полной мере,
Играют волны с кромкою игриво,
Подковой счастья охраняет берег
Дуга Феодосийского залива.

Любимый дом уютен и просторен,
Вдоль стен холсты: пейзажи и марины.
В прохладных залах пахнет Чёрным морем,
И киноварью, и аквамарином.

Рабочий кабинет в покой погружен,
Луч Солнца вдохновенья не нарушит;
Смотреть на море вовсе и не нужно,
Когда оно заполонило душу.

Не счастье ли: порыв морского ветра,
Волшебный холст, набор кистей любимых;
Свой день последний встретить у мольберта
И ангелом во сне уйти незримо?

Но не уйти совсем - средь нас остаться,
В своих картинах светлым пилигримом…
А море будет с берегом шептаться
О чём-то вечном и неуловимом.

Айвазовский. Берег моря ночью 

Марина Барщевская 

Сияния и тьмы смешенье...
Предгрозовые облака
Пронзает лунное свеченье.
Под силуэтом маяка

Над морем бурным кто-то руки
Возвёл молитвенно вперёд
В порыве ожиданья муке...
Разгул бушующих широт

Несёт тревогу и угрозу.
Солёный ветер бьёт в глаза.
Покорные жестоким грозам
Суда спустили паруса

И, словно пьяные матросы,
Склоняются из бока в бок.
Ещё чуть-чуть,- и лопнут тросы, 
И бросят волны на песок... 

Айвазовский. Вид на Золотой рог 

Марина Барщевская 

В плену медового заката,
В вечерней призрачной заре,
Застыли паруса фрегата, 
Как крылья мухи в янтаре.

Покой...За день волна устала
Шуршать, и шепот тополей
Замолк. Лишь рыбка под причалом
Играет к ночи веселей.

Не наглядеться на багрянец
В заливе отражённых скал,-
Стыдливый девичий румянец 
В дрожащем серебре зеркал... 

Девятый вал 

Марина Барщевская 

Морской пейзаж-оттенков гамма. 
Гроза. Корабль летит на риф. 
Сам дьявол чертит пентаграмму, 
Античный ждет добычи гриф. 

Водоворот-веретеном!- 
Воображения игра. 
Все. Судно здесь-обречено..... 
К другим картинам нам пора
---
Жестокий мир морской в безмолвье,
В нём нет хозяина волнам.
Они играют ветхим чёлном...
Зачем? Нет объясненья нам.

Упрямо мы гребём в тумане,
Найти желая острова,
Где справедливости сиянье,
И вместе-дело и слова...

Но чёлн несёт теченьем мимо,
Швыряют волны вверх и вниз.
То ль эти острова незримы,
То ль стороной мы пронеслись.... 

Айвазовский. На Черном море 

Марина Барщевская 

Накат, другой...Так темы фуг,
Сплетенье водяной стихии
И ветра , что упрям, упруг,
И бьётся в облака тугие,
Рождая гул...Ты слышишь?Бах...
Трагизм темнейший ре минора...
"Певучесть есть в морских волнах...",
В органе водного простора. 

Айвазовский. Спокойное утро на море 

Марина Барщевская 

Котёнком ласковым вода
Шуршит, перебирая гальку,
И камни серые со дна,
Присыпаные нежным тальком,

Искрятся. Стайка мелких рыб
Висит в прозрачности стеклянной.
Но ветерок рождает зыбь,
Несёт привет из дали дальней.

Неведомо,что принесёт
Грядущий день.А утро дарит
Тревожный запах. Пахнет йод
От кромки вялых ламинарий.

Быть может, нежным будет день,
Без катаклизмов и волнений,
По морю разольётся лень,
Истома, нега, умиленье...

Или капризная волна
Вскипит, взыграет возмущеньем
И блеском Эльмова огня,-
Знаменьем кораблекрушенья. 

И. К. Айвазовский. Черное море

Марта Журавлева

Горы плывущие - сверху, 
Горы бегущие - снизу,
В этом клочке мирозданья
Бог не задумал опор.
Даже живущие верой 
Чувствуют море как вызов, 
Может, губительным станет 
Это движение гор? 

Море - валами, хребтами!
Бродят кипучие мысли.
Сложность умов исполинских 
Может обнять времена, 
Черное пламя... Метанье...
Водные кручи и мысы...
Ложное слово пучины 
Брошено. Внятна вина. 

Как перед этой громадой
Думать о красках, оттенках?
О передаче кипений?
Как - о свеченьях, мазках? 
Шаг... - к вере светлой... И аду? 
Умное сказкоплетенье?
Способ назначен. И гений 
Спрятал мгновенья - в века...

*- вторая и третья строфы - панторим

Картина И.К.Айвазовского "Чёрное море. (На Чёрном море начинает разыгрываться буря)" (1881) находится в Государственной Третьяковской галерее (г.Москва)

Девятый вал Иван Айвазовский 

Татьяна Хатина 

Нависло небо всполохом огня
Над бешеной стихией моря.
Тяжёлых волн кипит броня
Со стонами и рёвом споря...
Рвёт ветер огненный ковёр,
Что соткан из небес и волн.
Девятый вал - судьбы укор
На утлый набегает чёлн...

Корабль, погубленный стихией,
Лишь на волнах его останки...
Вцепившись в них, зовут Мессию
И молятся судьбы подранки...
А неба огненный оскал
Смешался с бурею морскою...
Девятый вал! Девятый вал!
Стихии братство огневое...

Комментариев нет:

Отправить комментарий