Общее·количество·просмотров·страницы

19 ноября 2017 г.

Великая Отечественная война 1941-1945

Год рождения - двадцать третий...


Александр Реунов

Год рождения - двадцать третий,
Призывают в солдатский строй,
И не думалось им о смерти,
И казалась война игрой.

Уходили под плач вокзалов,
Не под медь оркестровых труб,
И совсем немногие знали
Вкус горячих девичьих губ.

Сразу в вечность, по сути - дети,
Уходили за взводом взвод,
Год рождения двадцать третий
Выбивали, как птицу, влет.

Год рождения - двадцать третий,
В сорок первом совсем пацаны,
Им творить бы в двадцатом столетьи,
Но они не вернулись с войны.

Комбаты

Борис Мохонько

Офицеры, комбаты, мужайтесь,
Вам в атаку солдат поднимать.
Свою честь уберечь постарайтесь
Призывает вас Родина-мать.

Вам доверены судьбы людские
Батальон, как большая семья.
И солдаты совсем молодые
Для комбатов они - сыновья.

В блиндаже и окопах затишье
Подготовка к атаке идёт.
На коленях письмо солдат пишет
Фронтовой он привет маме шлёт.

«У меня хорошо всё, родная
Передышки врагу не даём
Мы сегодня опять наступаем
Я уверен, фашистов побьём!»

Ракета в небе засветилась
В атаку поднялись бойцы
«Общенье» с мамой прекратилось,
Дрались геройски молодцы.

Осколком ранило комбата,
Но он сражался до конца.
Его любили все солдаты,
Как сыновья любят отца

Он их учил искусству боя
Бойцам поблажек не давал.
«Сынки, в бою умрите стоя»
Перед атакой он сказал.

Склонили головы солдаты
Комбат погиб их как герой.
Стояли молча взводы, роты
Он был ещё ведь молодой.

Всем батальоном клятву дали
За смерть комбата отомстить.
Бойцы геройством доказали
Врага сумели победить.
 
Танкисты

Борис Мохонько
 

(70-летию Победы посвящаю)

Слова я эти посвящаю,
Танкистам - гордости страны.
Седую голову склоняю,
Гвардейским экипажам той войны.

В войну танкисты отличались,
Своею храбростью всегда.
В атаку лихо танки мчались,
И повергали в страх врага.

Врага Вы били беспощадно,
Пощады не прося в бою,
Вели себя всегда отважно,
Сражались так за честь свою.

Дрались и жизни не щадили,
За землю, матушку свою.
При этом подвиги вершили,
Оставаясь до конца в бою.

Борьбы отчаянной отвага,
Бронёй Вы приняли напор.
У стен Москвы и Сталинграда,
Не зря пролита Ваша кровь.

Москвы не сдали, Ленинграда,
И отстояли Сталинград.
Салюты Родины - награда,
За ратный Подвиг твой солдат.

Орёл и Курск Вы отстояли,
Сраженье, выиграв в бою.
Врага отсюда Вы погнали,
Не осрамив свою броню.

Прошли года, Вас не забыли,
Ваш подвиг вечно будет жить.
Вы честно Родине служили,
С годами это не забыть!

Война

Валентина Полянина
 
Ты принесла всем много горя...
Как это вынесла страна?
И не измерить слёз и боли
Народа моего, война.

Связист

Валентина Полянина

Нарушилась внезапно связь...
То снег, то дождик поливает...
И в это месиво...И в грязь...
Связист свою работу знает.

Катушку провода берёт...
Наладить связь быстрее надо.
И он под пулями ползет
Под свист и грохот канонады.

Сейчас он, вроде, санитар,
На поле боя ждут солдаты.
И от него исходит пар,
Найду, найду обрыв,ребята.

Соединил он провода,
Звучат,звучат уже приказы...
Настигла воина беда...
Шальная пуля... В сердце... Сразу...

Без вести пропавшие

Василий Росов

Нас уж нет, мы ушли второпях
В сорок первом и пятом году,
Закалившись в окопах и рвах,
Просолившись в солдатском поту.

Мы легли, где пришлось, чаще в грязь,
Без молитв, отпущенья грехов.
Не алели ни кумач и ни бязь,
Не успели поставить крестов.

Вдовы юные, зашедшись в слезах,
Закусив у подушек углы,
Постарели без ласки в домах,
Всё приняв до последней черты.

Мы - нигде: не в списках, не в славе,
Обгоревшие крошки войны,
Растворённые в огненной лаве,
Без гранитной посмертной стены.

Их жизни звёздами...


Вера Донская

Давно остыли пушки фронтовые,
зачехлены или ушли на лом.
А мальчуганы и мужи седые
не падают под яростным огнём.

Рождаются под синим небом дети!
Но, чтобы этим детям мирно жить,
тогда, в том сорок пятом на планете
в боях так нужно было победить!

И как один, поднявшись друг за другом,
сдержав жестокой «мясорубки» ход,
фашистам дали сдачи по заслугам,
идя нелёгкой поступью вперёд!

Их жизни звёздами нам светят в души!
И кто бы, чтобы не твердил сейчас.
Священный подвиг время не заглушит,
ведь с высоты, вы смотрите на нас!

Мальчишкам той войны

Вера Донская

Моему отцу посвящается…

Когда война бедой в наш дом ворвалась
и все, что было до неё - сломалось!
Горчило на губах, но не от водки,
Война звала солдат, надев обмотки!

Ты был мальчишкою, в том - сорок третьем!
Но восемнадцатый свой год на фронте встретил!
Там было все, и злость, и страх, и канонада
Гремела так, хватило всем с лихвою ада!

Ты победил! А Смерть - свинец в награду,
Бинтов кровавых не страшась, стояла рядом!
Ты одолел! Ты превозмог! Так было надо!
Закрыв всего-то лишь собой, путь к Сталинграду!

Осколки

Вера Донская

Солдатам Великой Отечественной войны посвящается, среди них был и мой отец.....

Не зарастут забвеньем раны,
Не покорившейся страны.
Где носят шрамы ветераны,
С осколками былой войны.

Раскаты той войны умолкли.
Фашизма флаги пали ниц
Но он оставил вам осколки,
Как месть, поверженных убийц!

И каждый помнил свою дату.
Когда пронзительно постиг,
Что смерть стоит у медсанбата,
Показывая страшный лик.

Тогда разбилась жизнь стекляшкой!
Но всем законам вопреки,
Вы встали словно неваляшки,
Упрямо сжавши кулаки!

Потом опять были окопы.
И смрад, и страх, и мат, и пот!
Вы воевали, спали скопом
И за победой шли вперед!

Промчались чередою годы.
Но память не отпустит. Нет!
Бои, атаки и походы
И медицинский лазарет!

Вот и болят былые раны,
Тревожа снами в час ночной.
И носят шрамы ветераны,
С осколками войны былой.

Строка

Вера Донская

Ветрами времени уносятся века
и век двадцатый летопись оставил.
Там есть от войн кровавая строка,
когда фашизм на континенте правил!

Сейчас, наверное, легко судить
людские судьбы и событий даты.
Но для того, чтоб мирной жизни быть
Отчизна позвала сынов в солдаты!

И сквозь изматывающий шквал атак,
через блокадный голод и потери
израненный в огне сражений стяг,
расправил свой кумач, в победу веря!

Она пришла! И с криками «ура»
салют победы осветил планету.
Так хочется, чтоб больше никогда
строка не повторилась снова эта…

О войне
 

Владимир Вальков

Над головой склонились ветки,
Лаская листьями живых,
Лицо войны одной расцветки
Лишь с небом в тучах грозовых.

На Русь приходят чаще летом,
Покинув логово враги,
Когда сирень волнует цветом
И шепчет, - дом свой сбереги.

И так же было в сорок первом,
К Москве рванулся дикий зверь,
Отцы, спасли её сжав нервы,
Ценой немыслимых потерь.

Из деревень вели их тропы
На гул встревоженных дорог,
Тогда страна ушла в окопы
И каждый сделал всё, что смог.

В атаку шли под вой снарядов
И посвист в цель летящих пуль,
А на лугу ромашки рядом
И просит тишины июль.

Над головой склонились ветки,
Лаская листьями живых,
Лицо войны одной расцветки
Лишь с небом в тучах грозовых.

1941 - 1945 годы

Владимир Жуков 7

То были годы - роковые,
Фашизм в Европе процветал,
И танки грозные, стальные
На нашу Родину - послал…

Война катком прошлась по судьбам,
И горя много принесла;
И долго будут помнить люди:
Россия - Мир тогда спасла…

В боях жестоких отстояла,
Своё достоинство и честь;
Свои Идеи защищала,
А всех Героев - и не счесть…

Кто преградил врагу дорогу,
Своей кто жизни не щадил;
Кто приложил усилий много,
Чтобы Народ наш - победил…

Кто рыл окопы, шёл в атаку
Под страшным вражеским огнём;
И кто вступал с фашизмом в драку,
И был уверен, их - побьём…

Кто погибал под артобстрелом,
Но не покинул свой рубеж;
Кто был солдатом ловким, смелым,
Кто прикрывал и телом - брешь…

Таких же были - миллионы,
И невозможно их сломить;
И шли на помощь эшелоны,
Чтобы врагов всех - разгромить.

И подвиг их для нас священный,
Не зря пролита была кровь;
Ведь был повергнут враг надменный…
И не рискнёт напасть он - вновь.

Так вспомним их… всех - поимённо,
Кого уж нет среди живых;
И с мыслью горькой, потаённой:
Погибло много - молодых…

Но, жизнь свою за нас отдали,
Чтоб мог Народ свободно жить;
Гражданским долгом посчитали,
Союз Советский - защитить.

И знамя алое Победы,
В Музее Славы боевой;
И кровь на нём отцов и дедов,
И этот Стяг, для нас - святой.

Со дня Победы гордо реет,
Пожарищ гарь в себе хранит;
Сердца солдат живущих греет
И на Посту, с тех пор - стоит!

И слава вечная - Героям,
Кто мир народам отстоял;
Кто не покинул поле боя…
За Право - жить, кто умирал!

Ночные ласточки. Памяти героев


Ирина Миролюбова

Война- всегда кровавая рулетка
Когда страну бомбили мессершмиты,
ночные ведьмы в них стеляли метко
Их имена доныне не забыты!

Полк летчиц смелых и бесстрашных
и преданных России всей душой,
прекрасных,умных, сильных и отважных
с фашистами вступал в неравный бой

Врагов разили огненные стрелы,
И вновь рвались валькирии в полет,
посеяв панику, держа штурвал умело
летел бесшумно легкий самолет

Ночные ласточки,врагов вы победили
Бесстрашно бились,жизней не щадя!
Так вышло,вы тогда недолюбили,
но не сдавались,в небо уходя!

Фотография с фронта

Ирина Миролюбова

Война-война, насильник и убийца!
На фотографиях солдат усталых лица
Но в нашей памяти они живут как прежде,
верны законам чести и надежде!

Надежде на обещанную встречу
На нежный тихий шепот в звездный вечер,
на силу жизни,добрый взгляд детей,
на мир любви и счастья для людей

Мне сегодня приснилась война

Ирина Стефашина

Мне сегодня приснилась война,
Вой сирены и пламя пожарищ,
Где кровавая смотрит Луна,
Как под танками гибнет товарищ.

Лай собак, конвоиры с плетьми,
Ров с телами у Бабьего Яра,
Скотовозы-вагоны с детьми,
Поседевшими вмиг от кошмара.

У забора лопух и полынь,
Воздух горький, пропитанный стоном,
Где стояла, когда-то Хатынь,
На земле до костей опаленной.

Ленинград. Сорок первый. Зима
И Дневник умирающей Тани,
Опустевшие окна в домах,
Корка хлеба для сына в кармане.

Подмосковье. Петрищево. Ад,
Где глумится над Зоей каратель,
А распухшие губы твердят:
Много нас. Всем веревок не хватит.

Сталинград. Пол-Европы в пыли
И Матросов у дзота с гранатой,
На Рейхстаге, как кровью «Дошли»
И в цветении Май сорок пятый.

За весенним окном тишина...
Мирно галки с воронами спорят...
Мне сегодня приснилась война
И душа задохнулась от горя...

Профессия есть - землю защищать

Ирина Стефашина

В атаку шли за Родину и мать
Вчерашние беспечные мальчишки
И знали о войне не понаслышке -
Профессия есть - землю защищать.

Под пулями и шквалом артобстрела
Победу рвали страшною ценой,
Чтоб никогда над нашею страной
Фашистская зараза не летела.

В прострелянной, изношенной шинели
Зимой в окопах спали на снегу,
Но Родину не отдали врагу
И грудью заслонить её сумели.

Презрев сомненья, ужасы и страх,
Они стояли насмерть за Отчизну
Не ради славы, а во имя жизни,
Всё вынеся на собственных плечах.

Им в мире будут песни посвящать,
Писать романы, повести и книжки
И в памяти останутся мальчишки.
Профессия есть - землю защищать!

Советский Воин-победитель

Ирина Стефашина

Стонала русская земля
Под минометным артобстрелом,
Горели рощи и поля,
И небо русское горело.

Горели села, снег горел,
Что кровью был насквозь пропитан,
Где в ночь парнишка поседел,
Над другом варварски убитым.

Топтал Россию враг-палач,
Людей расстреливал и вешал
И захлебнулся детский врач
В фашистских лапах озверевших.

Но встал советский наш народ
Могучей крепкою стеною,
Чтоб никогда нацистский сброд
К нам не посмел прийти с войною.

Он бился насмерть, до конца
С чумой эсэсовской проклятой
За каждый кустик у крыльца,
За нивы вольные и хаты.

За шепот ив и сок берез,
За брег у тихого затона,
За боль и горечь вдовьих слез,
За жизнь, войною опаленной.

За старый тополь у ворот,
За мать, ослепшую от горя,
За обездоленных сирот,
За песнь пичуги на просторе.

Раненья, голод, смерть и плен,
Блиндаж, окопы и траншеи,
Но поднял мир боец с колен,
Пройдя и вынеся лишенья.

И выжил он назло судьбе,
И вылит в камне и граните.
Я низко кланяюсь тебе,
Советский Воин-победитель.

Уж сколько лет, как кончилась война

Ирина Стефашина

Уж сколько лет, как кончилась война,
не слышен звук зенитной канонады,
под мирным небом спит моя страна,
не рвутся рядом бомбы и снаряды.

Им не было еще и двадцати...
Мальчишкам, что так рано поседели,
Но шли, чтоб Русь от нечисти спасти
И дети никогда не сиротели.

Они вгрызались в землю под Москвой
И спали на простреленной шинели.
Кровь с раны смыв водою снеговой,
Рвались в атаку в бурю и метели.

Они познали рано боль утрат
И тяжкий грунт на вырытых могилах,
И как сестричку звал в бреду солдат,
И слово «мать» навек в устах застыло.

Высокая заплачена цена,
Чтоб спали на земле спокойно люди.
Уж сколько лет, как кончилась война,
Но в битвах павших сердце не забудет.

Солдаты

Кириллов Николай

Я сужу о войне по рассказам,
видел фильмы, об этом читал…
Однозначно не высказать сразу,
кто там не был – войны не видал.

Я в одном абсолютно уверен:
у войны много пропусков в ад,
чтобы всё испытать полной мерой…
Так солдаты о том говорят.

Перед самой войной разве знали,
что тогда ожидало людей,
тех, кого убивали, пытали
за воротами концлагерей,

что неслыханны будут потери,
так силён и опасен был враг…
Продолжали Верховному верить!
Кто тогда вспоминал про ГУЛАГ?

Было страшно, когда отступали…
голодал, но стоял Ленинград!
И Москву, Сталинград отстояли,
чтоб война покатилась назад!

Сколько мужества, сил и сноровки
проявить должен был человек!
День и ночь на войне сортировка:
на израненных, мёртвых, калек…

Всё в итоге решали солдаты,
их не все, не всегда берегли…
На войне в дефиците лопаты,
уж, они покопали земли!

Был окоп им: и домом, и бытом,
далеко, не для всех, блиндажи.
Сколько их, где придётся, зарыто,
сколько их, неизвестных, лежит…

Не Верховный, конечно, не маршал
на себе так войну испытал,
как солдатские роты на марше,
кто удар на себя принимал,

кто в атаку вставал из окопа,
перед этим поправив ремень…
Так от Волги прошли пол-Европы
от своих городов, деревень!

Взять Берлин торопились, спешили…
И одно только знали: вперёд!
Двести тысяч героев убило
у Зееловских, только, высот…

« За отвагу», «За взятие Вены»…
Много разных наград на войне
и за каждую разные цены,
для солдата – дороже втройне

и для младших, ещё, офицеров,
тех, кто раньше других погибал,
своим мужеством, личным примером
за собою солдат поднимал!

Сколько их в этом мире осталось,
защищавших Советский Союз?
Им забота нужна, а не жалость.
Я за веру их, больше, боюсь…

Год 41-ый - год 45-ый...

Константин Вуколов

И в сорок первом,
И в сорок пятом
Война мальчишек
Брала в солдаты,

Ломала судьбы,
Они так хрупки,
Людей крошила,
Как в мясорубке.

Творила беды
Война-злодейка,
Там пуля-дура,
А жизнь-копейка.

Не каждый воин
Победу встретил.
Им так хотелось
Пожить на свете.

Остались лица
На жёлтых фото,
Читает память
Их письма с фронта.

Большому горю
Какая мера?
Год сорок пятый-
Год сорок первый...

Война

Людмила Галкина 2

Люди мирно спали в сорок первом
И досматривали сны в рассветный час,
Как внезапно и остервенело
Гитлер с армией напал на нас.

Все бойцы отважно бились на границе,
Много их там сразу полегло.
Видно так должно было случиться,
Для России время тяжкое пришло.

Немцы шли нахрапом, так пытались
Запугать и душу русскую сломить.
Ничего не вышло, зря старались,
Нас не так- то просто победить.

Воевать шли все от мала до велика
И в тылу трудились на износ.
В той войне хватило людям лиха,
Каждый кто мог, лепту свою внёс.

Залито, обагрено всё было кровью,
От бомбёжек разрушались города.
И с какой же к Родине любовью
Шли солдаты в каждый бой тогда!

Насмерть наши воины сражались,
Здесь стояли за любую пядь земли.
Города ,посёлки- не сдавались,
И Москву взять немцы не смогли.

Всё ж пришлось фашистам в плен сдаваться,
Не удался гитлеровский план.
Незачем в Россию к нам соваться,
Знать, урок хороший всем был дан.

Мы всегда должны об этом помнить,
Наш народ остался нерушим.
Если нас посмеет кто-то тронуть,
Мы достойный всем отпор дадим.

Будем вновь неистово сражаться,
Потому что нас Мать- Родина зовёт.
Никому согнуть Россию не удастся,
Впереди её победа ждёт!

Простой герой /детское


Людмила Скрипченко

У рейхстага солдат,
Молодой паренёк.
На груди автомат,
За спиной вещмешок.

Шёл солдат налегке:
Письма, кружка, паёк,
Сбоку, на ремешке,
Фронтовой котелок.

С воем, с визгом рвала
Воздух в клочья шрапнель
И навылет прожгла
На солдате шинель.

Трижды ранен в бою,
Ордена заслужил,
Помнил маму свою,
Он так мало с ней жил...

И в Москве не бывал,
Да и он ли один!
Всё с боями шагал
Прямиком на Берлин!

От российской земли
Километров - не счесть!
Неужели дошли?...
Неужели мы здесь?...

От войны так устал...
Жаркий выпал денёк!
Но героем он стал.
Он, простой паренёк!

Я о войне не мастер говорить...

Наталья Полищук 2

Я о войне не мастер говорить,
Мне дед о ней рассказывал когда-то,
Война за миг сумела превратить
Его - подростка,мальчика - в солдата.

И до последних дней все помнил он,
И по ночам в атаку поднимался.
Был трижды окружен их батальон.
И он, пацан, за всех за нас сражался.

Как велика цена у той войны.
Но разве думали тогда отцы и деды.
Что предадут свою страну сыны,
Что будут грязью поливать победу.

Я о войне не мастер говорить,
Мне дед о ней рассказывал когда-то,
Но в сердце каждый должен сохранить
Великий подвиг русского солдата.

Зачем, скажите, воевать?

детское


Наталья Родивилина

Был прадед мой, а папин дед
Солдатом на войне.
Уже прошло так много лет,
Но очень грустно мне,

Что он погиб тогда в бою,
Что нет его со мной.
Любил он Родину свою.
Я знаю: он - герой!

Одно вот только не понять:
Несёт беду война.
Зачем, скажите, воевать?
Зачем нужна она?

Пусть злые люди всей Земли
Важней найдут дела,
Чтобы спокойно жить могли
Без ярости и зла!

43-ий

Нина Лазуткина

Шёл по истерзанной планете
С кровавой раной 43-й.
Через войну шёл напролом,
Остановился под Орлом,
Когда почти иссякли силы.
Вдруг видит - матушка Россия.
- Держись, сынок, - она сказала
И раны все перевязала, -
На этом огненном пути
Ты должен выстоять, дойти.
С такою верой говорила,
Как будто силой одарила.
И зашагал вновь по планете
С надеждой в сердце 43-й.

Сын полка

Нина Лазуткина

Земля стонала в адском пламени,
Горело дальнее село.
И ночью, взрывами израненной,
Округу пеплом замело.
Останки хат свалила кучами
Войны кровавой круговерть.
И, небо закрывая тучами,
К мальчишке в дом ворвалась смерть.
Без брата и сестры оставила,
Убила и отца, и мать.
И по военным страшным правилам
Заставила его страдать.
И он стоял такой потерянный,
И слёзы капали со щёк.
Но кто-то за спиной уверенно
Сказал ему: «Держись, сынок!»
И на плечо мальчишки бережно
Легла солдатская рука.
«Не всё ещё, дружок, потеряно,
Пойдём в семью к нам, сын полка.
Тебя поставим на довольствие,
Мужчине слёзы не к лицу».
«Громить врага - я с удовольствием! -
Ответил твёрдо он бойцу, -
За окровавленную Родину
И за друзей, и за родных.
За то, что столько жизней отдано
Войне - разлучнице. За них!»
И гнал врага мальчишка яростно
С родимой дедовской земли.
И становилось сердцу радостно,
Что дать отпор врагу смогли.
А сколько их, из детства вышедших,
Стояло в боевом строю
Отважных вот таких мальчишечек,
Спасавших Родину свою.

Посвящение почтальонам Отечественной войны

Татьяна Благоразумова

Почтальоны военные!
Вы - носители судеб,
что лежат, сокровенные,
в тайниках ваших сумок.

Не узнаешь заранее,
что там: чёт или нечет?
Страх, надежда, терзание -
с вами каждая встреча.

Вы, как ангелы, нОсите
людям весточки с фронта
и награды не прОсите, -
это просто работа.

Но и, хоть не хотите вы,
горе часто несёте.
И никак не привыкнете
к этой страшной работе.

Целовали вас изредко,
если добрые вести;
чаще вопли и выкрики
вас рубили на месте.

И никто не расспрашивал,
как дела у самих-то. -
Письмоносец вынашивал,
как и все, своё лихо.

Не в бою, не под пулями,
на работе несложной,
но довольно глотнули вы!
Но без вас - невозможно!

Вы сшивали связующей
нитью армию с тылом.
Не забудут вас в будущем
и как всё это было!

Четыре года той войны

Татьяна Фролова 4

Четыре года той войны,
Непоправимые потери
Здесь не имеет жизнь цены
И смерть значенья не имеет.

Здесь переправа через Дон
И окруженья и прорывы,
Здесь все поставлено на кон
И снова чудо - если живы.

И снова хриплое «Ура»,
Судьба строчит из пулеметов,
Сама Война вперед вела
Сражаться у немецких дотов.

Бензин и копоть, черный снег,
Войну не укоротит чудо
И у солдат короткий век
Порою силы взять откуда?

Война с начала до конца
Все пишет порохом и кровью
Не разглядеть ее лица
Нет места жалости с любовью.

Так и не взятый Сталинград,
Кромешный ад на переправе,
Москва, блокадный Ленинград
Вы с нами все в бессмертной славе.

Война давно уж отгремела


Фоминых Андрей-Первоуральский

Война давно уж отгремела.
Не слышим мы сирены вой.
Ушли в былое артобстрелы.
Воронки заросли травой.

Не будет больше той блокады.
Когда по карточкам был хлеб.
И мор косил людей нещадно.
Ведь голод был, страшнее, нет.

Пылать не будут больше сёла.
Не будет казней в городах.
Не будет больше произвола,
Когда сжигали в лагерях.

Не будет массовых расстрелов.
За то, что твой отец-еврей.
За то, что кожей ты не белый.
За то, что ты не тех кровей.

Не будет опытов тех зверских.
Когда глумились над детьми.
Чтоб ради замыслов тех мерзких.
Идеи воплотить свои.

Смотрю на веточки сирени.
И на душе моей уют.
Как хорошо, что в день весенний.
Победный видим мы салют.
 
В землянке

Юрий Милов

В землянке снится дом родной,
Войну в сон не пускаю,
Мой друг пока ещё живой,
Его я с детства знаю.

Забавы наши на реке,
В ночном - костёр искристый,
Туман, спустившийся к земле,
И воздух очень чистый.

Из репродуктора - Война,
Деревня провожала,
Запомнил мамины глаза,
С них слёзы утирала.

Нам в бой хотелось побыстрей,
Чтоб показать отвагу,
Мы с детства знали, что сильней
И выполним присягу.

Разрыв снаряда разбудил,
Война пока что рядом,
Мой друг уже в ней победил,
Мне - постараться надо.

Письма Войны

Юрий Милов

Пачку старых писем
Бережно хранит,
Голос там ей слышен,
С ними говорит.

Жёлтая бумага,
Строчки чуть видны,
Нет уж слёз, чтоб плакать,
Все они с Войны.

Муж писал сначала,
Дальше сыновья,
Встретить их мечтала,
Вместе вся семья.

Только похоронки
Оборвали нить,
Свечка у иконки,
Надо дальше жить.

Наступила старость,
А Душа болит,
В письмах её радость,
С ними говорит.

Письма с войны

Юрий Милов

Военной поры почтальон,
Обычной дорогой шагает,
Но только другой совсем он,
О жизни и смерти всё знает.

Известно ему наперёд.
Где в доме улыбки проснутся,
Где радость он тоже глотнёт,
Сердца, где в надежде забьются.

Есть в сумке другое письмо,
В нём метка, понятно какая,
Несёт скорбь и слёзы оно.
Беда с ним приходит большая.

Стоят все и ждут у ворот,
Надежда в глазах их мерцает,
Кому-то он радость несёт,
Другим похоронки вручает.

Солдатская ложка

Юрий Милов

Ложка - это не винтовка,
Не граната, не патрон,
Но солдат владел ей ловко,
Был всегда вооружён.

Без неё совсем нет жизни,
Каши даже не поешь,
Ну, какие же здесь мысли.
В животе сплошная брешь.

И боец берёг родную,
Место лучше выбирал.
Роль довольно не простую
Голенищу доверял.

Штрафные батальоны

Юрий Милов

Штрафные батальоны,
Да, был такой указ,
Срывали там погоны,
Для всех простой наказ.

Вы кровью искупите
Тот грех, что есть у вас,
Доверие верните,
Пробил последний час.

А выбор невеликий,
Смерть за спиной стоит,
И крик звериный, дикий
О бое говорит.

Там выживало мало,
Смывала кровь грехи,
Хоть в прессу не попало,
Но были штрафники.

Я газета фронтовая

Юрий Милов

Я газета фронтовая,
Что печаталась в тылу.
По размеру небольшая,
Но ценилась в ту войну.

С нетерпением все ждали
Информации моей,
И в окопах обсуждали
Средь товарищей, друзей.

А когда вдруг доводилось,
О себе здесь прочитать,
У солдата сердце билось,
И старались сохранять.

В письмах даже отправляли,
Вырезая из меня,
Чтобы дома все узнали,
И гордилась, чтоб родня.

Репортёров уважала,
Одержимые они,
В бой нередко провожала,
Снимки делали свои.

Помню я стихотворенья,
Светлое всегда несли,
Вдохновляли без сомненья,
В бой за Родину вели.

Иногда и самокрутка,
Было дело - не стыжусь,
Ну, конечно, это шутка,
В целом же собой горжусь!
 
Я котелок солдатский


Юрий Милов

Я котелок солдатский
И в бой не надо мне,
Но не совсем и штатский,
Участвовал в войне.

Задача же простая,
Чтоб были сыты все.
Какая никакая,
Ответственность в душе.

Тушёнку с кашей ели,
Солдатская еда,
Бывало и терпели,
На всех одна беда.

Спирт иногда вливали,
По кругу шёл тогда,
Медали обмывали,
Там помню все слова.

И находили пули,
Дырявили насквозь,
Не чувствовал я боли,
Была лишь только злость.

Причастен и к Победе,
Серьёзно говорю,
Был за еду в ответе,
В одном большом строю!

**************************************** накануне войны
Всего неделя до войны...

Кованов Александр Николаевич 

Всего неделя до войны... Всего неделя...
И, дни последней тишины тихонько мелет,
Тихонько мелет на муку на речке тихой
Старик седой на берегу, мешает с лихом.

Всего неделя до войны... Всего неделя...
Ещё с небесной глубины не полетели,
Не полетели стаи птиц - кресты на крыльях,
И не смело улыбки с лиц огнём и пылью.

Всего неделя до войны... Всего неделя...
А с тополей пушинки в небо полетели...
Так скоро души полетят на встречу с Богом,
Как только пули засвистят по всем дорогам.

Ещё неделя до войны... Ещё неделя...
Глотки заветной тишины... И, мимо цели
Из "трехлинеек" пацаны привычно мажут.
За что убьют их без вины?... Никто не скажет...

Ещё неделя до войны... Ещё неделя..
Не станет мужа у жены, и сына смелет...
Их перемелет, перетрет война-паскуда,
И похоронки полетят из ниоткуда.

Ещё неделя до войны... Всего неделя...
Пусть молодые видят сны в своих постелях,
Пускай помедленней течёт неделя эта...
Пусть не торопится отсчет войны с рассвета...

*************************************** начало войны

Тяжелый год

Александр Реунов

Разнузданно орда шагала.
Горел восток.
Гудели пыльные вокзалы
От сотен ног.
Суровый люд ругался матом,
Плечом толкал,
И у дверей военкоматов
С утра толпа.
Земле славянской, светлой, древней
Грозил пожар.
Обезмужичели деревни –
Лишь млад да стар.
Солдаты падали неловко
От смертных ран,
То шел в броне без остановки
Гудериан.
В годину ту страна устала
Вставать в штыки,
Но от Сибири и Урала
Вели полки.
В пути далеком непреклонно
Зеленый свет,
И эшелоны, и колонны-
К Москве, к Москве.
Свинца расплавлено немало,
Терпел народ.
Горел восток, орда шагала.
Тяжелый год.

Начало

Борис Беленцов

Стоял июнь год сорок первый
Воскресный день, гулял народ.
Пошла судьба в тот день не с червей,
А пикой был коварный ход.

Сияло небо перламутром.
Светило солнце, как всегда.
Обрушились тем ранним утром
Мечты и грёзы навсегда.

И смерть рулетку закрутила.
Кружилось в небе вороньё
И чёрной тучей, злая сила
Накрыла жёлтое жнивьё.

И даже птицы замолчали
Лились потоки горьких слёз
Осколки градом застучали
По белым веточкам берёз.

Всё это было лишь начало
В тревоге замерла страна.
Смерть похоронки рассылала.
Большая началась война.

Погранзаставы

Борис Мохонько

Погранзаставы в бой вступали
Огонь смертельный их косил
Они границу защищали
Сражались из последних сил.

Земля горела под ногами
Дрались солдаты до конца
Стреляли, били их штыками
Пока стучали их сердца.

Враг наступал, неся потери
Погранзаставы бой вели
Граница не открыла двери,
Не уступив им пядь земли.

Своих имён не осрамили
О долге помнили всегда
Их дух солдатский не сломили
Они дрались в тылу врага.

Душой они переживали
С застав уйти им довелось
Врагу покоя не давали
Фашистам нелегко пришлоcь.

Сражались даже в одиночку
С одним патроном иногда
Не допускали проволочку
И нападали на врага.

Врага с земли своей погнали
Граница снова на замке
Столб пограничный закопали
Плывут туманы по реке.

Их имена здесь не забыли
Погибших уже годы чтут
Солдаты головы склонили
Их внуки службу здесь несут.

Июнь сорок первого

Василий Росов

Мы шли на солнце, пламенея,
В шинелях в скатку второпях,
От крови яростной хмелея,
Запёкшей на сухих губах.

Летел свинец, шипя осколки,
Всё рвали в клочья на пути.
Заградотряд прервал все толки:
«Попробуй только - не дойди!».

Лежали юные и в летах -
Седины белые в крови,
В простых защитных эполетах
На полотне ржаной стерни.

А немец лез, гремели марши,
Пугал улыбчивый оскал.
И память жгла от вкуса каши -
Помин, коль друга наповал.

И мат нам был милей свирели,
Команды скупо берегли,
Хранили тело скудно ели,
Но их сберечь мы не могли.

Без транспарантов, ярких слов,
И было редко в тощих ротах.
А впереди - траншей засов,
Огонь «кинжальный» в мощных дотах.

Мы умирали за идею,
За русских веру, за страну,
И в сорок пятом взяли Шпрею,
И ране взяли не одну.

Мы проломили череп гаду,
Сумели вытравить фашизм,
Навек надели все награду -
Избыть из жизни всякий изм.

Лето 41-года

Виктор Кедрин

Еще в кроватках спали мирно дети,
Все утомленные своей игрой,
Когда вдруг рано утром, на рассвете,
Границу перешел фашисткий строй.

Пошли в атаку немецкие роты,
Их блиц-стратегия была верна,
С воем бомбили дома самолеты,
Великая началась вдруг война.

И от коварного плана фашизма,
Много, до жути людей полегло,
Но не терял наш народ оптимизма,
Время Победы настало, пришло!

Нам о войне слышать страшно и ныне,
Хоть век иной и на наших часах,
Грохот ее, вновь реально нахлынет,
Ведь жизнь и смерть на ужасных весах.

В том июне...

Сергей Васильев 6

В том июне, ах как пел соловей,
И на диво урожайным был год...
Кто подумать мог, что их сыновей
СОРОК ПЕРВЫЙ на войну позовёт!

Поначалу всё казалось легко,
Немца быстро, мол, возьмём на "ура",
Но с потерей городов и полков
Стало ясно всем, война - не игра.

А учиться на ходу воевать,
Это слишком дорогая цена...
Не за Сталина, за Родину-мать
Встала намертво большая страна!

Но не сразу наступил перелом,
И немало в тех боях полегло,
Горе-горькое пришло в каждый дом,
Похоронками сердца обожгло...

После были и Берлин, и рейхстаг,
Да союзников безудержный рой,
И разборки " ... был в плену - значит враг,
фронтовик, вставай-ка в лагерный строй!"

Это время далеко позади,
Новый век уже и люди не те,
Лишь остались ордена на груди
У героев,что живут в нищете...

Их и так уже немного в стране,
Целый мир они от краха спасли!
И порою очень хочется мне
Поклонится им до самой земли...

В сорок первом

Юрий Милов
 

Вспоминая нашу Победу

Да, в сорок первом отступали,
Враг был коварен и жесток,
Мы с болью города сдавали,
Фашисты рвались на восток.

К войне готовились, старались,
Считали, Армия сильна,
Однако, видно, просчитались,
И получили всё сполна.

Сначала Минск пришлось оставить,
Смоленск затем не устоял,
Ведь раньше не могли представить,
Чтоб враг у стен Москвы стоял.

Пружина до предела сжата,
Приказ от Жукова - «Вперёд!»
Дождались все, пришла расплата,
Победно завершился год.

 ****************************************** в тылу

Солдатские матери

Борис Мохонько

Отгремела война, не слышна канонада.
Возвращались солдаты домой.
Как же мать возвращению рада,
Что вернулся сыночек живой…

Угощенье на стол накрывала,
Наглядеться не может никак.
Всю войну прождала, горевала,
И смотрела с надеждой на мак…

Он ей силы давал ежегодно,
Не теряла надежды она.
Что врага победят всенародно,
Сыну вера ее помогла…

На груди ордена и медали,
Только волос уже с сединой.
Сколько верст проползли, прошагали,
Укрываясь шинелью одной…

Письма мамам в окопах писали,
В лазарете их звали в бреду.
Ведь мальчишки совсем воевали,
Своей грудью прикрыли страну…

До Победы не все ведь дожили,
Сколько их безымянных в земле.
Долго мамы с надеждою жили,
Что придут сыновья на заре…

В мир иной уходили с печалью,
Не судилось прижать их к груди,
Свое горе, прикрыв черной шалью,
С верой жили последние дни…

Подвиг матери

Валентина Полянина

Выживал один из десяти...
В лагерях косила смерть детишек.
Каждый миг в барак могла войти
За душою девочек, мальчишек.

У малышек забирали кровь,
Им, фашистам, крови не хватало.
Лишь молитвы матерей, любовь,
Одного из десяти спасала.

Одного из десяти детей
Вырывали матери у смерти.
Из паучьих лагерных сетей
Вырвать жизнь, немыслимо, поверьте.

Всех бараков страшных лагерей,
В май победный распахнулись двери.
Одного из десяти детей
Мать спасла, в победу свято веря.

Фронтовое Письмо

Вера Кемская

Фронтовая почта долгожданная
Треугольник, сложенный рукой,
В каждом доме ждали с нетерпением
И с надеждой, что родной живой.
Брали в руки с трепетом, тревогою,
Вдруг там горе, слезы и беда?
Жадно вглядывались в почерк:
Он знакомый ли?
Да, родной мой пишет для меня.
Слезы радости текли по женским щечкам,
И роднее не было в тот миг
Треугольника, который милым сложенный,
Сообщал, что он здоров и жив.

Серый треугольничек письма

Ирина Саяпина 2

Серый треугольничек письма,
В вечность убегающие строчки,
У судьбы не выпросил отсрочки.
И у крестика оборвалась тесьма.

Серый треугольничек письма
Не дождется дальний полустанок.
Сердце будет биться, как подранок,
Провожая и встречая поезда.

Серый треугольничек письма -
Ладан веры, перышко надежды
И войны багряный одежды -
Все впитала сорок пятая весна.

Он выжил!

Ирина Стефашина

Она смотрела в тусклое окно,
Смотрела все четыре долгих года.
Нет от сыночка весточки давно.
Ждала в жару и в снег, и в непогоду.

Свеча на подоконнике горит,
Но радость жизни мысль её не греет.
В руке повестка.С нею говорит
И думать о плохом сейчас не смеет.

А где-то там, на выжженной земле,
Лежал боец, атаки дожидаясь
И, на стоящей рядышком ветле,
Пел соловей весенний заливаясь.

Но вот приказ и двинулись вперёд
На сопку, что была за косогором.
В атаку шёл Гвардейский Первый взвод
С фашистом обнаглевшим и матёрым.

Он рвался бой за плачущих детей,
За жён, что на себе сейчас пахали,
За боль и слёзы старых матерей
Сынов, что не дождавшись, умирали.

За каждый миллиметр земли родной,
Которую топтали и душили.
Чтоб в мире наступил опять покой,
Чтоб в людях веру в правду не убили.

Еще совсем чуть-чуть, один бросок
И захлебнётся вражеская нечисть.
От смерти он сейчас на волосок,
Взвалив весь бой на худенькие плечи.

Не раз смотрел "костлявой" он в лицо.
Хранила материнская молитва
И, взяв сейчас гранату за кольцо,
Был жизнь отдать готов в кровавой битве.

Разбит вчистую вражеский палач,
А губы пересохшие упрямо
Шептали: Мама, мамочка, не плачь!
Я выстоял. Живым вернусь я, мама!

Она его ждала четыре года
В далёком захолустном городке...
Глаза, подняв к родному небосводу,
Рыдал он с мятой карточкой в руке.

Похоронка

Ирина Стефашина

Пришла на сына похоронка
И ночь настала среди дня.
Родимый мой в чужой сторонке
Смерть-муку принял без меня.

Я день и ночь о нём молилась,
Чтоб смерть сыночка обошла
И жизнь теперь остановилась -
Судьба кровинку отняла.

А я одна его растила,
А я ночами не спала.
Проклятая война его убила
Жестокою рукою забралА.

Я знаю - Сверху там виднее,
Как с нашей жизнью поступать.
Перечить Богу я не смею.
Но как Ты мог его забрать?

Не защитил его Ты в битве
И бросил в муках умирать.
Остаток жизни я в молитве
Перед крестом должна стоять.

У Бога вымолив прощенье,
Что на него пришлось роптать,
Покину мир без сожаленья,
Теперь не страшно умирать.

Быть может,там сыночка встречу: -
К тебе пришла я - обними!...
Ты молодым остался вечно...
Господь ДушУ его прими!

Бабы русские

Кованов Александр Николаевич

На Руси, так уж издревле водится:
Всюду баба - в миру, и в бою…
…Дочка, Мама, Жена, Богородица -
Жить бы ей в благодатном Раю.

Только горькою долей отмечена
Баба русская… Тяготой лет,
И борьбою за Жизнь вековечную,
За детей, за родных и за свет.

Быть бы нежной, любимой и ласковой,
Ненаглядной, любимой, родной…
…Только всё это детскими сказками
Называют в народе…
.............................Стеной
Надвигаются полчища тёмные
На просторы великой страны…
…Наши бабы… Простые и скромные,
Вышли в бой против страшной войны.

Вышли в поле пшеничное, росное,
Перед первой июньской грозой,
Бабы босы, с серпами и косами,
Хлеб творили с кровавой слезой…

Слово бабье гудело как колокол,
Проклиная убийцу-войну.
Бабы, с воем протяжным, и волоком
Поднимали родную страну.

Поднимали всем миром, и сдюжили,
Поломали фашисту хребет.
Жарким летом, и зимами вьюжными
Бабью долю несли, как обет.

Обещали дождаться, и встретили
Сыновей и мужей… Но не всех…
…Баб седины досрочно отметили,
В душах вытравив, радостный смех.

Бабы русские! Женщины славные,
Вас прославить бы в лучших речах!
Чтобы люди запомнили главное:
Мир спасённый - на бабьих плечах!

*************************************************** победа

Май сорок пятого

Борис Мохонько

На Восток шли эшелоны,
Солдаты ехали домой.
О доме думали все годы,
Ночами снился дом родной.

Давно ушли они из дома,
Пришла на Землю их война,
Оставив степь и терриконы,
Клялись вернуться вновь сюда.

Здесь родились и вырастали,
Познали первую любовь.
И до зари в степи гуляли,
От счастья бушевала кровь.

Края родные душу грели,
Они их видели во сне.
Где весной поют капели,
Роса слезинкой на траве.

Война судьбу их изменила,
Смерть не щадила никого.
Надежда дух их укрепила,
Что, впрочем, и не мудрено.

Добили в логове фашистов,
Победы знамя водрузив,
Сияло солнышко игристо,
Своим теплом май удивил.

Кусты сирени расцветали,
Пьянили запахом солдат.
Играли, лихо танцевали,
Концу войны был каждый рад.

Писали письма фронтовые,
Спешили радость сообщить,
Войне конец – они живые!
По дому начали грустить.

Была разлука очень долгой,
Сыны окрепли и мужья.
О встречи думали с тревогой,
Целуя их во сне любя.

Домой не все тогда вернулись,
Забрала жизни их война.
Их мамы радости лишились,
Пролили слёз они сполна.

С годами боль не утихает,
Напоминает о себе.
Вдовы, матери страдают,
Когда видят их во сне.

Но весной бушует радость,
Все ликуют и поют.
Покидает душу тяжесть,
Дома матери их ждут...

Весна сорок пятого

Василий Чечель

Нам не забыть победный сорок пятый,
мы очень долго шли до той весны,
гремели взрывы, падали солдаты,
но уже виден был конец войны.

Нам не легко Победа та досталась,
её в поту ковала вся страна,
четыре года битва продолжалась,
и вот пришла победная весна.

Я часто вспоминаю сорок пятый,
не с кинофильмов ту войну узнал,
я сам, ещё мальчишкой, с автоматом,
от Курска до Берлина прошагал.

Десятки лет прошло с тех пор военных,
так много перемен и в мире и в стране,
но в снах своих, то страшных, то волшебных,
я часто с автоматом на войне.

И снова вспоминаю сорок пятый,
тогда я только начинал свой путь,
я был ещё молоденьким солдатом,
теперь меня все дедушкой зовут.

Уже у сына голова седая,
и внуки взрослые, и правнуки растут,
и жизнь в стране пошла совсем другая,
нам помогли найти другой маршрут.

Опять весна и травка зеленеет,
мир на земле, трудились мы не зря,
и солнышко, как прежде, землю греет,
и красит горизонт вечерняя заря.

Но с каждым годом, это все мы знаем,
уходят ветераны на покой.
уж так устроена вся жизнь земная:
ничто, как говорят, не вечно под луной.

Уходят ветераны безвозвратно,
но на земле не только старики,
я обращаюсь к нынешним ребятам:
старайтесь без войны жить, мужики.

Ведь та война, что в середине века
по многим странам так огнём прошлась:
что было создано руками человека,
в жерле войны всё превращалось в прах.

А сколько жизней та война сгубила,
сколько сирот оставила она,
и реки материнских слёз пролИла,
тогда всем горя выпало сполна.

Я часто вспоминаю сорок пятый,
мы победили, кончилась война,
желаю мира всем нашим ребятам,
и вечно пусть живёт моя страна!

Победители

Борис Мохонько

(Ветеранам второй мировой посвящаю)

Отгремели бои, канонады,
Наступила опять тишина.
Победили солдаты и рады,
Что закончилась в мае война.

Все невзгоды они пережили,
Отстояли свободу страны,
Тишиною теперь дорожили,
Чтобы не было больше войны.

Бушевала цветеньем природа,
Соловьи вновь запели в саду.
И гремела по миру - Победа!
В 45-ом счастливом году.

Потянуло в края их родные,
Где рябины, берёзы шумят,
И колышутся травы степные,
На околицах мамы стоят.

Ожидали любимых все годы,
И надеждою жили они,
Возвращению их были рады,
Со слезой прислоняли к груди.

На войне сыновья повзрослели,
На устах появились усы,
От седин их виски побелели,
Не нарушив мужской красоты.

На груди ордена и медали,
За геройство и доблесть в бою,
На войне их солдатам вручали,
И Победу встречали в строю.

В честь погибших стоят обелиски,
И горит у них вечный огонь.
Ветераны нальют водку, виски,
Фронтовую споют под гармонь.

Геройство Ваше прославляя,
Народа подвиг вековой,
Седую голову склоняю,
Пред теми, кто ещё живой.

********************************************************** герои

Ватутин Николай Федорович

Марк Горбовец

Героический генерал ВОВ

Он выдающийся стратег,
В победу внесший вклад безмерный,
Герой, отважный человек,
Военнчальник смелый, беспримерный.

Он замом был у Жукова в Генштабе,
Когда напали немцы на страну
И представлял во всем масштабе,
Как немцы поведут войну.

Он разработчик первой оборонной директивы,
Руководитель армий нескольких фронтов,
Успехи важные в его активе,
Победоносных с немцами боев.

Его гроссмейстером прозвали Немцы из Вермахта,
В борьбе за Сталинград и Курскую дугу,
За битвы колоссального масштаба,
Где был смертельный нанесен удар врагу.

Он отстоял в боях столицу,
Он сдерживал движенье немцев на Москву,
Он смог остановить «зарвавшегося фрица»
И мощный дать отпор ему!

Он бил врага на Украине
И Киев от врагов освободил,
Его должны там помнить, чтить поныне
На той земле, где жизнь отдал и голову сложил!

Ватутин заслужил почет и уваженье
За славу, что стране принес,
За подвиги в войне и достиженья,
За крупный вклад, что он в Победу внес!

Летчица Валентина Степановна Гризодубова


Марк Горбовец

Летчик-герой страны впервые
Средь женщин Гризодубова была,
Она рекорды в небе била мировые,
Уроки смелости, бесстрашия дала.

Она сама всего добилась,
Она великой летчицей была,
Она летать уж в детстве научилась,
В ней летчица с рождения жила.

Ребенком в небе побывала,
На планерах парила в облаках,
Все горные вершины облетала,
Она не знала, что такое страх.

Перед войной - рекорды мировые:
Великий дальний женский перелет,
Ей покорялось все впервые,
Ей по плечу любой был самолет.

В войну успешно воевала,
Врагов ее гвардейский полк громил,
Снаряды фронту доставляла,
Объекты вражьи полк бомбил.

Людей достойных от репрессий защищала смело,
И власти часто шли навстречу ей,
Влияние используя умело,
Спасла известных нам людей от лагерей.

Ей поручалось много важных миссий,
Вела антифашистский женский комитет,
Включалась в члены множества комиссий,
В верховный избиралася Совет.

Великой летчице должны мы поклониться
За все, что сделать для страны она смогла.
Народ геройской женщиной гордится
За все ее достойные дела!
 
Юрий Левитан

Антонов Валерий


Был узнаваем его голос
по сводкам Совинформбюро
и проникал в любую волость,
куда б людей ни занесло.

Печален был при отступленье
и глуховат, но не бескрыл.
И как дрожал он в те мгновенья,
когда ПОБЕДУ объявил!

Левитан, Юрий Борисович

Людмила Лидер

Я помню этот голос с детства,
С другим его нельзя сравнить,
Он как духовное наследство,
Остался в моём сердце жить!

Букет из натуральных красок,
Источник силы неземной,
Надежды, веры, гнева, страха,
Он был кинжалом и бронёй!

Для Гитлера он был вулканом,
В лихие, грозные года,
Страну тот голос вёл сквозь раны,
Как путеводная звезда.

В особняке четыре года,
Подвал - рабочий кабинет,
Барак - жильё, посты у входа,
Обыденный скупой сюжет.

Адольф* его хотел повесить,
За этот голос золотой,
Он выводил из равновесия
И нарушал его покой!

У репродукторов с картона,
Народ с волнением замирал,
Как перед светлою иконой,
Он как от Бога чуда ждал!

И лился голос, как молитва,
Святой надежды идеал,
Своей магической палитрой,
Вселял спокойствие, спасал!

Страна любила Левитана,
Не многим доводилось знать,
Что не был Юрий великаном,
Был сухопар, прямая стать.

С семьёй своею был в разлуке,
На все военные года,
Он принял яд душевной муки -
Ушла красавица-жена.

Со славою не расставался,
Но стать счастливым не сумел.
Так чувству преданным остался,
А по другому не хотел.

Полвека верен был эфиру,
Уйдя в работу с головой,
Вещая сводки из "квартиры",
Был сердцем на передовой!

Он был солдат, простой и гордый,
Отдал Отчизне всё, что смог,
Когда она тонула в скорби,
Когда топтал чужой сапог!

Вещал он голосом ПОБЕДЫ!
Началом прОклятой войны,
Им так гордились наши деды,
Ну, а теперь гордимся мы!

Война и Юрий Левитан

Марк Горбовец

Миллионы людей в напряжении,
Миллионы людей хотят знать,
Фронт и тыл пребывают в смятении,
Что происходит хотят все понять.

Все идет ли врага наступление,
Где находится вражия рать,
Где идет смертный бой - столкновение,
Что сегодня и завтра нам ждать?

Враг листовки бросает, беснуется,
Враг стремится народ напугать,
Материнские сердца волнуются -
Смогут наши ль рубеж отстоять?

Радио - в нем информация,
Без нее нам не жить, не дышать,
Как прошла под Орлом операция,
И сумели ль отпор наши дать?

Кто и где попал в окружение,
И сумели ль кольцо разорвать,
Где идет наших сил наступление,
Сколько танков смогли подорвать?

Где сидят, выжидают союзники,
И начнут ли нам помогать,
Не погибнут ли пленники - узники,
Мы сумеем ль блокаду прорвать?

Материнское сердце в волнении,
Свою жизнь не жалеет солдат,
Левитан снимает сомнение -
Его голос надежды набат!

Голос радио дух озаряет -
Враг отступает и будет разбит,
Он в победе страну заверяет,
Он уверенность людям дарит.

Этот голос - могучая сила,
Вызывал он на подвиг солдат,
С ним надежда победы царила,
И смягчалася горечь утрат.

Знаменитому диктору слава!
Ему верил советский народ,
Любовь заслужил он по праву,
Он в историю с честью войдет!

P.S.

Сводки, что им читались
Слушал я пять долгих лет.
Слова его в душу вонзались -
В них веры таился секрет.

Голос Юрия Левитана

Надежда Ансеева

Как много лет прошло с тех пор,
Когда, проснувшись утром рано,
Увидев солнца ясный взор,
Мир слышал голос Левитана!-

Говорит Москва! Работают
все радиостанции Советского
Союза! Сегодня Красная Армия
разгромила немецкие войска...

Под Псковом.., под Москвою.., Ленинградом,..,
Под Курском,.. Сталинградом, где войны
Свистели пули смертоносным градом,
И жизни отдавали где сыны

Великой, единившей нас державы,
Где каждый за отчизну умирал,
Не требуя почёта и награды,
За жизнь детей и матерей стоял!

Как ждали сообщений Левитана!!!
И люди, опалённые войной,
Тот голос не забудут в ранней рани:
Меж тылом и фронтами он - связной.

Ему же надлежало весть Победы
Всем людям мира в мае принести!-
Тот голос помнят ветераны седы
И помнят родиной взращённые сыны,

Отцы и матери которых не вернулись
С полей великих, праведных боёв.
У репродукторов, как стайки среди улиц,
Сбирались слушать Левитана зов:

"Страну поднимем!- Силою народной!
Не подведём отдавших свою жизнь
За ваше детство, счастье родины! -
И за кирку с лопатою брались!

Вновь просыпались мы под голос Левитана:
Мужали, строили, дворцы воздвигли ввысь,
И не было важней, превыше сана,
Чтобы вещал, как люди любят жизнь!

Сегодня день рожденья Левитана...
Вещатель слова для страны своей,
Дарящий веру в завтра неустанно,
Великий диктор в памяти людей!

 
Пионер-партизан /Зина Портнова

Вячеслав Бояринцев


Время вспомнить героев пример.
Рассказать о них надо снова.
Эта девушка – пионер.
По фамилии просто Портнова.

Детства краски обычной деревни
И каникул у бабушки летом.
Вдруг война металлическим ливнем
Раскатила на детство запреты.

И не думала Зина Портнова
Что ей делать и как ей быть.
Для страны на подвиг готова
Защищать её и любить!

Оккупация и подполье.
Юных мстителей собран отряд.
Чтобы жизнь не была раздольем,
Чтоб боялся фашистский гад.

По столбам и стенам листовки
Правда в них о войне жила.
Неудачны врагов уловки.
И отчизна наша жива.

А она фашистов травила.
Яда сильного бросила в суп.
И откуда в девчонке сила.
И бесстрашие, откуда тут!

Значит правда Советской власти
В ней воспитана и жила!
А какой жизнь сегодня масти?
Лишь наживою смела!

Зине тоже тогда приказали
Есть отравленный ею суп.
Съев, с сестрёнкой они убежали.
Пена яда бежала с губ.

Отходили её партизаны.
Пионерка опять в строю.
Не страшны не яды, не раны.
Честь Вам девушка отдаю!

С новым Зина пошла заданием,
Да вот выследил глаз предателя.
И таких раболепие, мания
Привлекали всегда карателя.

Офицер немецкий допрашивал.
Положил на стол пистолет.
Пал он выстрелом ошарашенный,
А девчонке побега рассвет?!

И ещё двое пулей сломлены.
Путь к свободе почти открыт.
Только раной мечты надломлены.
И лежит среди каменных плит.

Сколько пыток, допросов с пристрастием,
Издевательств и новых ран.
Но молчит ко всему безучастная,
Ведь она пионер-партизан!

Расстреляли её, но победа
Навсегда осталась за ней!
Я пример Вам геройства поведал.
Зине памятник власть отлей!

Комментариев нет:

Отправить комментарий