Общее·количество·просмотров·страницы

11 июля 2013 г.

Монголия *

Монголия

Алина Николаева 3

Монголия! Земля чужих богов.
Трава зеленая степей
И гривы черные коней.
Дым догорающих костров,
Ряды белеющих шатров
И узкие глаза людей,
И скачки диких лошадей
Из глубины седых веков.
Монголия! Земля былых врагов.

Стихи о Монголии

Альбина Янкова

Город. Горы. Ходит осень,
Золотит в дали леса.
Бесконечность цифрой восемь,
Улетает в небеса.

На горах и за горами
Юрт цветное полотно.
Дальше степь, как моря пламя
Необъятно, зелено.

Всё качается волною
Ковыли, овсец, типчак.
У холмов тайга стеною
И реки Туул зигзаг.*

Это вольность. Это воля
Хубсугун и Убсу-нур*,
Голубых озёр всех доля,
Дуновенье моринхур*.

Нацагдорж - хранитель музы,*
Пенье древних улигер,*
Старые крепки союзы,
То, хороший всем пример.

* Моринхур струнный, национальный инструмент Монголии. Звук инструмента в монгольской поэзии сравнивается с лошадиным ржанием или с дуновением ветра в степи.
* Хубсугун, Убсу-нур, Самые крупные озёра в Монголии
* Столица Монголии Улан-Батор расположена на берегу реки Туул
* Ульгэ;р или улигер - общее название для народных сказаний в жанре героико-исторического эпоса у монголов и бурят.
Улигеры имеют стихотворную форму. В прошлом передавались из уст в уста. Исполняются сказителями под аккомпанемент национального смычкового или щипкового музыкального инструмента речитативом или пением.
* Нацагдорж - Монгольский писатель, поэт и общественный деятель, один из основоположников современной монгольской литературы.

Монголия

Владимир Осипёнок

Не цветёт магнолия,
Не растёт табак -
Я тебя, Монголия,
Полюбил и так.

Сопки полуголые,
Дальняя вода...
Как любовь, Монголия,
В сердце навсегда.

Вижу юрты белые,
Слышу песен новь
Про батыра смелого,
Дружбу и любовь.

Песня рядом слышится -
Быстро кони мчат
И полынью дышится
От степных девчат.

Здесь, где степь широкая,
Будем вместе петь.
Как стихов мне строками
Щедрость душ воспеть?!

Будут встречи новые,
Новые друзья,
Но тебя, Монголия,
Позабыть нельзя.

Пусть кумысом пенится
Чаша до краёв -
В будущее верится
Светлое твоё!

Монголия

Наталья Довженко

Простор Монголии велик,
Бескрайни степи и равнины.
Гуляет ветер озорник
И дразнит камни-исполины.

Холмы - седые бобыли,
Редутом обрамляют степи.
Зимой Монголия в пыли,
Ветра суровы и свирепы:

Сдувают снег куда-то вдаль.
Он выпал, и его не стало,
Хоть плачь, хоть ссорься, хоть скандаль -
Снежинки с гравия сметало.

Земля - шершавый тротуар.
Казалось, мертвая пустыня…
Но вот весна. О, Божий дар:
Цветет монгольская твердыня.

В цветущий край летят шмели,
И птицы свищут над ирисом.
Монгола пастбища вдали,
Блистают юрты белым плисом.

Степь пахнет пряным чабрецом,
На солнце греет лапки суслик -
Предстала степь перед творцом
И Керулен течет по руслу.

Монголия

Юрий Безус

От Океана вдали возлегая,
Дремлет Монголия - прихоть Творца:
Горы Алтайские, горы Хингана,
Гоби-пустыня и степь без конца.

Там - тишина, не торопится время,
Свёрнут табунщика прочный аркан,
Изредка звякнет уздечка иль стремя,
Свистнет негромко сурок-тарбаган.

Моет камней разноцветные груды
Близ водопоя теченье реки,
Жвачку жуют, отдыхая, верблюды,
Парни-араты проскачут, легки.

Медленно движутся овцы в отарах,
Тучны, неспешны коровьи стада.
Жизнь закрепилась в обычаях старых
И не спешит уходить в города...

Белая юрта - жильё в малолюдье,
В юрте, под вечер - спокойствие лиц,
Сочное мясо дымится на блюде,
Сытых пьянит молоко кобылиц.

Малый ребёнок играет агатом,
Ноги, как взрослый, привычно скрестив.
В камушках детских - наборе богатом -
Свет бирюзы, халцедона отлив.

На горизонте, где солнце багрово,
Редко пылящий пройдёт грузовик.
В крае пустынном, под войлочным кровом
Древние годы вдруг вспомнит старик.

Вспыхнет рассказ о походах Батыя,
Чашу с кумысом забудет рука...
В Азии древней, где люди простые,
Дремлет Монголия, дремлют века.

На просторах Монголии

Юрий Безус

В азиатской Монголии запад гористый,
Протяжённый, обширный, равнинный восток.
На алтайских лугах - и прозрачный, и чистый -
Не один выбивается речек исток.

Тают летом снега на вершинах Хангая
И пасутся на склонах его сарлыки -
Длинношерстные яки, рогами пугая
Красно-рыжих волков, обнаживших клыки.

Порассыпано горных озёр, как монисто.
И над пастбищем чёрных косматых быков,
Отражаясь в озёрах, сверкая сталисто,
Лебединые перья летят облаков.

Пролетают они и над горной тайгою,
Над ковыльно-полынным разливом степей,
Над пустыней, где вихри песчаные мглою
Ослепляют и веет песок суховей.

На открытых веками монгольских просторах,
Где военная сила катилась лавин,
Оглашаемых ржанием, рёвом моторов, -
Одинокие скалы, как стражи равнин.

Можно встретить в степи живописную гору -
Великаном, батыром предстала ветрам.
На пути ездока открывается взору,
Меж холмов вырастая, монашеский храм.

Разноликой степи дополняя причуды,
Удлиняют её выразительный ряд
Монастырских дворов изваянные будды
И молящихся лам жёлто-красный наряд.

Лишь порою равнины встревожены звуком -
Тишину скорый поезд железом крушит:
Из России в Китай, громыхая, со стуком,
Многоножкой тяжёлой по рельсам бежит.

Утро в Монголии

Юрий Безус

Светает... Скоро быть заре.
Чуть брезжит свет в краю широком.
Кочевник - всадник на бугре -
Окинул степь, как беркут, оком.

Ещё цвета вокруг мертвы.
Детали смутны, ускользают,
Но - миг за мигом - их черты
Из тени ночи проступают.

Далёких гор неровный строй
Встаёт, грозя восходу пленом.
Горит пред утренней зарёй
Звезда Цолмон за Керуленом.

Река расплавленным свинцом
Течёт, уносит блеск на глади.
Монгол скуластое лицо
Подставил тянущей прохладе.

Что может стать ему родней
Земли, чем край Бильге-Кагана?
В душе он носит славу дней,
Победы предка - Чингисхана!

Он мысль не хочет отогнать:
Всегда изменчива фортуна
И не грядёт ли вновь - как знать! -
Былая мощь Каракорума?..

Долину оседлавший Улан-Батор

Александр Винокуров

Здесь юрты так похожи на отары
И табуны пасущихся коней;
Долину оседлавший Улан-Батор,
Как наяву, опять приснился мне.

Раскинувшийся меж гор и вдоль бурлящей Толы,
Город иные помнит времена;
Когда бесстрашные в сражениях монголы
Свою Яссу* несли на стременах.

Теперь степной народ другим живёт дыханьем,
Но в нём по-прежнему сидит могучий дух -
Великого стратега Чингиз-Хана,
И клич Ураа!!!** гортанный не затух.

Смиряют дух традиции буддизма
И чтенье мантр устами тихих лам;
Не выглядит отжившим атавизмом
На улице молельный барабан.

А то, что в Улан-Баторе случится может завтра,
Я понял в городской зайдя музей;
Почти проклюнувшиеся яйца динозавров
Мне показал, с усмешкой, кто-то из друзей...

* Ясса - кодекс законов Чингиз-Хана
** Ураа - победный клич непобедимых монгольских воинов

Керулен

Владимир Осипёнок

Ах, река Керулен*,
Глубина до колен,
До её оголённых колен.
Их ласкает волна,
Их целует вода.
Я же к ним прикоснусь ли когда?

Тайну русло хранит:
Клад несметный лежит
Чингисхана в столетий пыли...
Что сокровища и
Все богатства земли,
Если карие очи твои,
Как алмазы горят
В сотни тысяч карат
И уста о любви говорят
Лучше слов, всяких фраз
В этот солнечный час,
Что судьбою отпущен для нас.

Ах, река Керулен,
Буду прах, буду тлен
И коснусь загорелых колен
Золотистой пыльцой
Тех цветущих степей
С лёгким ветром от быстрых коней.

*Керулен - река в Монголии и Китае

Женщина в Монголии

Наталья Довженко

Женщина в Монголии
Милый, верный маг,
Труженик с мозолями,
Разожжёт очаг.

Скромная и смелая,
Сильная в делах,
Мудрая, умелая
В юртах и домах.

С мужем небом венчана,
Главная в семье.
Преданная женщина
В счастье и беде.

Ловкая наездница,
Меткая в стрельбе.
Детям проповедница.
Сдержана в еде.

Труженик с мозолями,
Спутник всех дорог,
Женщина в Монголии
Это - царь и бог.

Монгольские женщины

Юрий Безус

Долго ждать прихода первой стужи.
Солнце, жарко, только в юрте - тень.
Лето, опаляя целый день,
Женщинам, хозяйкам верно служит.

Взятое рукою их умело -
Давшееся дойкой нелегко,
Сбраживает, квасит молоко,
Сушит на запасы творог белый.

Не до скуки труженицам вечным,
Не до праздных, отвлечённых дум:
Нужно сливки выварить - урюм,
Сыром запастись ещё овечьим.

Некогда злословить в пересудах,
Заводить порядки хитрых лис:
Нужно перемешивать кумыс
В кожаных заполненных сосудах.

И свою усталость где-то спрятав,
Обиходят, пестуют детей.
Пастбищных дождавшись новостей,
Подкрепляют ужином аратов.

Путников встречают по обычью:
Каждого - корми и привечай!
Наливают всем горячий чай -
Подсолённый, с молоком сарлычьим.

Наконец-то день угаснет, долог.
Мягкая кошма, заботы прочь...
Свет луны, струящийся всю ночь,
Не пропустит в юрту белый войлок.

Комментариев нет:

Отправить комментарий