Общее·количество·просмотров·страницы

19 сентября 2013 г.

Стихи про ОРУЖИЕ *

Калашников я - автомат

Юрий Милов

Калашников я - автомат,
Пока ни кем не превзойдённый,
Придумал и создал солдат,
Войной минувшей опалённый.

Вложил в меня он свой талант,
Что в светлой голове таился,
Так стал Конструктором сержант,
А я в металле появился.

Простым устройством покорял,
Солдаты быстро оценили,
Довольно метко я стрелял,
Патроны мне в рожок вложили.

Своей надёжностью горжусь,
В жару и холод не страдаю,
Воды, песка я не боюсь,
Усталости в стрельбе не знаю.

По миру погулять пришлось,
В заморских странах оказаться,
Соперников там не нашлось,
Приятно в этом признаваться.

И дома я всегда в строю,
Хорошей формы не теряя,
На страже Родины стою,
Стезя у Калаша такая.

Арбалет

Рита Лященко

Старинное оружие,
Чудесный лук для стрел.
Метать он может камни,
И это не предел.

Отличная защита,
Коль тренинг пару лет,
Спасёт дом от бандита
Старинный ...арбалет.

Оружие России. Боевая машина пехоты

Сергей Неверской

Созданная в начале 60-х годов, БМП-1 стала новым словом не только в боевой технике, но и в тактике боевых действий. Наверняка найдутся те, кто раскритикует мои мысли. И раньше были бронированные боевые машины в разных армиях мира, но именно наша БМП совершила "переворот" в этом сегменте вооружений. В отдельных странах попытались создать нечто подобное, насколько удачны эти изделия, в сравнении с нашей машиной, имеются различные мнения. Конечно, лучше всего не проводить сравнения по итогам войн.

Мечтали воины, постарше,
наверно, пехотинец всякий:
"Такую бы машину нам на марше,
ну, и, конечно же - в атаке!"

Но появилась, стала наяву,
так памятна, наверно, многим,
огонь ведёт и даже на плаву,
всю перемесит грязь дороги.

Период новый здесь настал,
в бою сильнее стали роты,
ход гусеничный - есть штурвал,
мощней, в "разы", напор пехоты.

Чесали "репу" те, из НАТО.
Создаст у них уже такое кто?
Те БМП тяжеловаты,
вооружение у них не то.

Списать её наверно рано,
бойцов спасала и не раз,
глотала пыль дорог Афгана,
прошла она Памир, Кавказ.

Не все поставлены отметки,
и войны всюду- каждый год,
нужна для связи и разведки,
дно под водой она пройдёт.

Я катер торпедный

Юрий Милов

Из цикла "Оружие Победы"

Я катер торпедный, лечу по волнАм,
И скорость моя впечатляет,
Мишенью, понятно, являюсь и сам,
Команда меня понимает.

Торпеды способен пустить по врагу,
Не будет сегодня прощенья,
Покажем здесь русский характер ему,
Какие быть могут сомненья.

Но взрывы стеною встают впереди,
Нет щелки в них, чтобы прорваться,
Так хочется мне повернуть и уйти,
И целым в итоге остаться.

Но руль, как заклинило, не повернёшь,
Команда решила прорваться.
А против их воли уже не попрёшь,
Придётся мне с ней соглашаться.

Осколки снарядов пробили броню,
Огонь на корме появился,
И понял тогда, что в последнем бою,
В торпеду я сам превратился.

С командой достигли там цели своей,
Но в море навеки остались,
Венки нам на воду опустят потом,
И вспомнят о том, как сражались.

Кинжал

Дайм Смайлз

Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
                                         Лермонтов

Богатый вязью расписной кинжал,
Ты гордый символ Ближнего Востока.
Судьей безмолвным ты для многих стал,
Что судит справедливо, но жестоко.

Лихой джигит и мудрый аксакал,
Тебя таят под буркою овчинной.
Но твой клинок никто не обнажал
Без видимой к свершению причины.

Но в час священной битвы роковой,
В долине злачной, иль в горах Кавказа .
Ты лезвием блистал в полдневный зной,
Сияньем ограненного алмаза.

Хозяина не дрогнула рука,
Когда удары грозные вершила.
И острие булатного клинка
Взывала к появленью Азраила

Ты верен был хозяину, как брат,
И был оружием кровавой мести.
Твой крепкий позолоченный булат
Защитник ярый верности и чести!
 
Патрон я боевой

Юрий Милов

Патрон я боевой,
Известно назначенье,
Предрешено судьбой,
Простое объясненье.

Имеется заряд
И пуля непременно,
Могу я ей стрелять
Практически мгновенно.

Мне нужен только ствол,
И чтоб туда вложили,
Бойка ещё укол,
Потвёрже руки были.

И не подвёл, чтоб глаз,
Цель указал точнее,
Волнуюсь каждый раз,
Но становлюсь всё злее.

Врагам пощады нет,
И даже не просите,
Один всегда ответ:
«Вы лучше уходите»!

Максим я - пулемёт

Юрий Милов

«Максим" я - пулемёт старинный,
Вначале, как "станковый" был,
Прошёл свой путь довольно длинный,
Творца я имя получил.

Из лент патроны получая,
Я скоростью всех удивлял,
И очереди выпуская,
Всегда без устали стрелял.

Вода мне, правда, полагалась,
Для охлаждения ствола,
В особый кожух заливалась,
Как в самоваре, там была.*

В России сразу же прижился,
Колёса Соколов мне дал,
Во многих войнах отличился,
Из Тулы путь свой начинал.

В Гражданскую я постарался,
По обе стороны стоял,
В тачанках лихо управлялся,
На бронепоезд попадал.

С фашистами пришлось сцепиться,
Хотя уж ветераном был,
Не мог я честью поступиться,
И эту сволочь всегда бил.

Теперь в музеях отдыхаю,
Заслуженно я там стою,
Лихую юность вспоминаю,
Когда «Чапаева» смотрю.

* Солдаты ласково называли пулемёт "самоваром" 

 Сорокапятка я /пушка противотанковая

Юрий Милов

Все сорокапятка звали,
Против танков рождена,
Хоть калибр мне малый дали,
Всю войну была нужна.

В сорок первом упиралась,
Немец сильно тогда пёр,
Из последних сил старалась,
Помню это до сих пор.

Била я прямой наводкой,
Часто даже на виду,
Там работа была чёткой,
Знала, что не подведу.

У меня колёса были,
Быстро двигаться могла,
На руках меня носили,
Приходилось иногда.

Хоть броня потолще стала,
Танки новые пошли,
От безделья не страдала,
Применение нашли.

Пехотинцев доставала,
Их осколками разя,
В доты* точно попадала,
Войнам жизнь своим даря.

К партизанам попадала,
Очень им была нужна,
Бить фашистов помогала,
С ними я в лесу жила.

У меня расчёты были,
Парни верные всегда,
С ними мы всегда дружили,
Погибали иногда.

Постамент я заслужила,
С гордостью на нём стою,
Вклад в Победу свой вложила,
Всем сегодня говорю.

* Долговременная огневая точка

Сабля

Александр Востряков

Блестит натруженная сталь,
К себе приковывая страхи.
В ней чудится степная даль
И полукружные замахи.
В ней видится всполох знамён
И сабель отблески отбитых,
Известность сгинувших имён
И прах имён незнаменитых.
В ней отражается испуг,
Полёт предсмертного удара...
Но ты моя! А я твой друг,
Подруга конного рейтара.
Я подарю резной камин,
На нём совместные трофеи.
Ты на ковре среди картин,
Пускай дивятся фарисеи!
И отдохнёшь, смиряя дух,
От подвигов кровавых ратных.
Лишь звон уловит чуткий слух
О тех удачах невозвратных...
 
Сапёрная лопатка я

Юрий Милов

Бойцам на фронте полагалась,
Сапёрная лопатка я,
Там амуницией считалась,
Простая роль была моя.

Приказывали окопаться,
Вгрызаться в землю побыстрей,
Тяжёлый труд, могу признаться,
Хотя бы не было камней.

Укрытий много мной нарыто,
Окопов – даже и не счесть,
Атак без счёту в них отбито,
И доля в этом моя есть.

Оружием быть доводилось,
Когда шёл рукопашный бой,
Без крови там не обходилось,
Но чаще всё-таки чужой.

Хоть лет прошло уже немало,
Стою по-прежнему в строю,
И, как не раз уже бывало,
Задачу выполню свою.

Ил2я-штурмовик

Юрий Милов

Ил 2 я –грозный штурмовик,
Хотя и танком называли,
В мечтах Ильюшина возник,
Перед войной меня узнали.

Свой норов сразу показал,
Мог штурмовать кого угодно,
Все цели сверху поражал,
На бреющем летал свободно.

На совесть был вооружён,
Две пушки, пулемёты были,
Ещё эРэСами снабжён,*
И бомбы также прикрепили.

Когда коварно враг напал,
Готов был яростно сражаться,
Что победим, конечно, знал,
Но надо было постараться.

Бронёй кабину прикрывал,
С пилотом и стрелком срастался,
К фашистам жалости не знал,
Там чёрной смертью назывался.

В Победу вклад немалый внёс,
Своими асами гордился,
Их до Берлина я донёс,
А кое с кем с землёю слился.

Теперь, как памятник стою,
Собою всех я прославляю,
С кем связывал судьбу свою,
Чьи имена с рожденья знаю.

* эРэСы - реактивные снаряды       
   
Я штык /винтовка

Юрий Милов

Я штык - винтовки продолженье,
Для рукопашного рождён,
Простое у меня движенье,
Давненько всеми оценён.

Во времена Петра сражался,
Назвал Суворов Молодцом,
Задачи выполнять старался,
Особенно в бою ночном.

Любили все меня солдаты,
Когда же в штыковую шли,
Бежали сразу супостаты,
Работал там я от Души.

Три грани было изначально,
Добавили ещё дну,
Хоть не совсем и идеально,
Но штык - ножи теперь в ходу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий