Общее·количество·просмотров·страницы

30 сентября 2016 г.

Владимир Святославович (Красно-Солнышко) (978-1015) **

Годы жизни: ок.960-1015
Отец: Святослав Игоревич
Мать: Малуша
Супруга: Рогнеда Полоцкая
Дети: сыновья: Вышеслав Новгородский, Изяслав Полоцкий, Святополк I Окаянный, Ярослав I Мудрый, Борис, Глеб, Святослав Древлянский, Всеволод Владимир-Волынский, Мстислав Тмутараканский, Позвизд, Станислав Смоленский, Судислав Псковский; дочери: Предслава, Премислава, Мстислава, Добронега-Мария, 5 неизвестных по имени дочерей

Прощание Владимира. 988 год


Андрей Дмитрук

Трудно, трудно начать, Рогнеда…
Впрочем, ты предупреждена.
Постарайся понять без гнева:
Ты должна…
Нет, не ты должна!

Должен - я.
Всем должник я вечный:
Должен смерду и рыбарю,
Крикуну с городского веча,
И посаднику, и псарю;
Каждой бабе с грудным пискливым,
Скомороху в маске срамной -
Постоянно должен всесильный,
Нет у князя судьбы иной!..

Ты видала ль, как люд на площадь
Валит тучею грозовой?
Все намного страшней и проще:
Я - не твой. Я - их. Я - не твой!..

Если рожь зацветает гарью,
Если стрелы жалят жилье,
Значит, князь обманул с долгами,
Опозорил имя свое.
А тогда - ярись, не ярись ли,
Собирай наемную рать, -
Будешь ты затравленной рысью
В отчей гриднице обмирать…

Приступает, не скрою, слабость:
Мне бы ловы держать в бору,
Мне бы ведать хмельную сладость,
В речку бросившись поутру;
Помолясь у дубов заветных,
Резать горло жертвенных кур
Да тебя обнимать забвенно
На лужайке из турьих шкур.
Там - смола, земляничный запах,
Чернь кострища да лук тугой…

Я ослеп, когда хлынул за борт
Жидким солнцем морской огонь.
Я ослеп и оглох, наверно,
Истуканом в тени колонн,
Когда слал Херсонес надменный
Мне патрикиев на поклон...

Мертвецом немым, бестелесным,
По коврам,
как мне надлежит,
Поведу сестру василевсов
К алтарю кумиров
Чужих
И коснусь лобзаньем почетным
Богомольно сжатого рта…

Ты к царевне, сухой и черной,
Не ревнуй меня, красота!
Не ревнуй…
Чудеса такие
Не водились у нас досель:
На царевне женится
Киев,
Русь ложится с нею в постель!

…Ненавидишь. Не станешь плакать.
Понимаю.
Прощай, любовь!

Может быть, для общего блага
Я порушу святость дубов.
Как тебя, оторву от сердца,
Ниспровергну средь бела дня
Всех богов, обласканных с детства,
Что в беде склонялись, храня…

Бог ромеев силой великой
Даст нам мир на все времена!
Он с царевной схож черным ликом,
Он силен и чужд,
как она…

Топоры, соревнуясь, грянут
У последней лихой черты;
На меня киевляне глянут
Так, как смотришь сегодня ты.

Что ж, судите, шепчитесь грозно!..
Ты ведь тоже Русь.
Ты - народ…
Только знайте: долги я
роздал
На полтысячи лет вперед!

Нет возврата.
Люблю и мучу,
Целей праведных не тая…

…Но простят же меня, поймут же
Сыновья мои, сыновья!..

Владимир 1 Святославович

Владимир Боровченкин

Киевский князь - с 980г.


Сын князя Святослава и Малуши,
По сути, в общем полукровкой был,
Но Святослава уважал и слушал,
Как сыну полагается, любил.

Когда отец землицу стал делить,
То просьбу новгородцев он уважил,
Владимира решил к ним посадить
И милостью своею их поблажил.

Когда отец в походах своих сгинул,
А Ярополк усобицу развёл,
Владимир ждать не стал свою кончину,
А за море, за помощью ушёл.

С дружиною варяг пришёл назад
Сумел за гибель брата отомстить,
Хоть Ярополк ему был тоже брат,
Он всё же приказал его убить.

Легенда есть, что в смерти Ярополка
Замешаны любовные дела
Рогнеда, мол, Владимира отвергла,
От Ярополка сватовства ждала.

Владимир в гневе Полоцк захватил,
Как победитель взял Рогнеду в жёны
Он Рогволда отца её убил
Потом и Ярополка, разозлённый.

Платить варягам денег не желал,
А расплатился с ними он иначе,
Он часть их разослал по городам,
Наместниками в городах назначил.

Оставшихся отправил в Византию,
И словно с плеч своих обузу снял
Но только их дальнейшею судьбою
Себя особо, напрягать не стал.

Правленье первых лет его, в начале
Преследовал Владимир христиан
Тех, кто Ярополка поддержали,
Рассматривал их словно вражий стан.

Владимир для языческих богов
Пантеон великий сотворил
И идолов языческих богов
В пантеоне этом поместил.

Там идолы Перуна и Стрибога,
И Хорса, и Макоши тоже есть
Там идолы Симаргла и Даждьбога
У каждого там место своё есть.

В политике Владимир дока был,
Особенно когда на Польшу двинул
Он Перемышль и Червень захватил,
И города другие не преминул.

На вятичей Владимир дань наложил
И воевал ятвягов из Литвы,
Радимичей, болгар, хазаров тоже
Он воевал для общей полноты.

К нему миссионеры приходили,
Пытаясь к своей вере приобщить,
Все, веры свои, искренне хвалили,
Он пожелал христианином быть.

Решил с принцессой Анной породниться,
Принцессу Византии в жёны взять
Пообещал, коль соглашенье состоится,
То будет в войнах Византии помогать.

Василий с Константином согласились,
Была б у них тогда и тишь да гладь,
Но они потом переменились,
Владимиру решили отказать.

Получив отказ руки и сердца,
Херсонес Владимир захватил,
Как говорят, насыпал он им перца
И, в общем-то, не слабо насолил.

Принудил их сменить своё решение,
Принцессу Анну за него отдать
И им пришлось, чтоб заслужить прощение
На сей союз согласье своё дать.

Вернувшись в Киев, преступил активно,
Повсюду христианство насаждать
Наверное, хотелось ему сильно
Для всех примерным верующим стать.

Он церкви, возводил и строил храмы
Святош к себе из Греции позвал
И из казны на это дело сам он
Не малые деньжищи выделял.

Налаживал с Европою он связи,
При этом воевать не забывал
С хазарами, а также с польским князем
Хорватов тоже сильно доставал.

Набег к Переяславлю отразил
И мог бы он доволен этим быть
Но печенегам, сил поднакопив,
У Василева удалось его разбить.

Мир с печенегами Владимир заключил,
Сумел пожить чуть-чуть вполне спокойно
Но мир, увы, не очень долгим был
Те набегать вновь начали разбойно.

И хоть набеги, в общем доставали,
Но всё же сильно не мешали жить,
Бывало, татей крепко привечали,
И иногда случалось знатно бить.

Из золота Владимир лил монеты
Из серебра монеты начал лить
И щедростью своей сумел при этом
В народе своём славу заслужить.

Владимир пышными и щедрыми пирами
Всех хлебосольно угощал и удивлял,
За что в былинах как мы знаем с вами
Он «Красным Солнышком» именоваться стал.

Он как святой, был, всеми почитаем
Владимира народ боготворил
И за дела свои мы это понимаем
Канонизирован впоследствии он был.

Владимир

Виктория Рощина

Рожден вне закона.
По матери - раб,
Но ближе других он у трона,
Хоть с детства и мрачен и слаб.
Интриг и сплетений реалий борьбы
Науку постиг он с рожденья -
Угроз и насилия вместо мольбы,
И веры в свое провиденье.
Минутные взгляды - добыча его.
Причем здесь старинные Веды?
Не остановит его ничего,
Пока не добьется Рогнеды.
И в терем высокий ее заточил
Лить слезы и мыслить о мести.
Ей жизнь любимейший сын отмолил,
Добившись благого известья.
И триста красавиц - к услугам его.
Дворовые дети - не в счет,
С царевной родится теперь для него
И слава, мошна и почет.
Перуну он жертвы не раз приносил,
Но вспомнил, что есть один бог,
И Русь в одночасье мечом окрестил,
Когда заболел, занемог.

Владимир Святой

Иван Есаулков

Когда погиб отец мой Святослав,
Стал править Русью брат мой Ярополк,
Но, только-только в руки власть забрав,
Повёл себя, как хищный, дикий волк.

Он сразу совершил лихой набег
На ДЕревскую землю, и Олег,
Мой брат, погиб, а я, чтоб не дрожать
За жизнь, к варягам должен был бежать

Из Новгорода и, собравши рать,
Пошёл на Киев с братом воевать.
И, как затравленный матёрый волк,
Варягами убит был Ярополк.

Я заново стал земли собирать,
Послав на всех врагов большую рать,
И совершил поход я на хазар,
Нанёс им сокрушительный удар,

Разбив их рать теперь уж до конца
И отомстив кагану за отца
(Сумел он печенегов подкупить
И хану дал приказ отца убить*).

Когда был каганат мной побеждён,
Я в Киеве кумиров пантеон
Создал... Но в жизни день такой настал –
Поверил я в Спасителя Христа

И весь народ, хоть силой, но крестил.
Надеюсь, что меня любой простил.
Василию Второму** помогал,
Когда Фока против него восстал,

И смог осадой Корсуни помочь
Я базилевсу, проявивши мощь
Руси. При мне любимая страна
Опять велика стала и сильна.

* Существуют версии, что печенежский хан Куря подстерёг князя Святослава у днепровских порогов или по указанию Византии, или по указанию хазарского кагана.

** Императору Византии.


О Владимире Святом

Иван Есаулков

Он буйствовал в начале жизни:
И убивал, и в блуде жил;
Одумавшись, своей Отчизне
Остаток жизни посвятил;

Отбросив юные забавы,
Построил крепости в степи
И богатырские заставы,
Чтоб к Киеву не подступить;

Взял под присмотр речные броды -
Могли те конных приманить.
Ходил Владимир и в походы,
Чтоб всех восставших приструнить.

Отбросив всяческое чванство,
Звал на свои пиры народ
И на Руси ввёл христианство.
Смотрел он далеко вперёд

И видел, что нельзя без веры,
В язычестве, Руси прожить:
Она должна другим примером
Всегда, во всем и всюду быть!

Князь Владимир

Игорь Морозов 6

Он превзошёл во зле тиранов многих -
Жестокий князь, сатрап, прелюбодей .
Засилье грабежей, да плач убогих…
Скорбел народ от всех его затей.

Но, верой просветив себя Христовой,
Владимир, исцелившийся душой,
Стал человеком совершенно новым.
Повёл людей он к Богу за собой.

Прошли века над Русью православной,
Но пламень веры ныне не угас.
Владимир - князь, Руси креститель славный,
С небес сегодня молится за нас!

Владимир Красно Солнышко

Ирина Ревякина

1025 лет Крещению Руси 

Род славянский, проживавший
Возле рек Двины, Днепра,
У Горыни чад рождавший,
У Оки и у Днестра,
Был нередко покоряем
Иноверною ордой.
Государством княже правил -
Князь Владимир молодой.

Поклонялись люди небу,
Птицам, дереву, камням:
Их душа искала веру.
Бог избрал Себе славян.
Как собрать Руси державу,
Воедино всех сплотить?
Выбор веры - не товара,
Нужно истину вместить!

И Владимир, князь-язычник,
Сделал выбор - путь Креста.
Ветошь грешных дел, привычек
Сбросил с верой во Христа.
На глазах свершилось чудо,
Будто день возник в ночи:
Тот, кто жил в грехах и блуде,
Жемчуг веры получил!

И, найдя его, крестился,
И крестил Руси народ.
Свет Христов лучами лился -
Православия восход.
И от мала до велика
Люди шли в одну купель.
Бог открылся князю Ликом
И народу в этот день.

Выбор веры - луч в оконце,
Словно солнца поворот.
В простоте сердечной Солнцем
Звал Владимира народ.
Благодать сошла Господня.
Озарился свет Христов.
Веры свет горит сегодня,
Став основой из основ.

Киевляне
Николай Супрун

В недоуменьи киевляне,
"С чего бы так чудит наш князь?
Куда он гнёт? Куда он тянет?
С попами заимел он связь".

Переменелся он в походах,
Владимир-князь как бы не наш,
Решился он в днепровских водах
Вселенский разыграть вояж.

Повегр и сбросил князь Перуна,
А также и других богов.
Все нити сорваны, как струны.
Язычников - и в стан врагов?

Сказал: "Кто не придёт на реку
(Всем завтра торжество с утра),
Мне будет враг, не человек он,
Богатый он, а будто раб".

Чуть свет, а люд к Днепру собрался,
И стольный град уже бурлит:
"Кто не придёт, - князь похвалялся, -
Мне будет враг!" - приказ велит.

С дубинами носились грыдни
Простолюдинов в ряд хватать:
"Скорее выходите, злыдни,
Христову веру обретать!"

Народ не помышлял от старой
Отречься скажем, навсегда.
Да государь дубиной вдарил:
Иди, крестись, али беда.

Веками видели нас боги,
Мы почытали божество,
От пращуров, поверив строго,
Внимали свято естество.

Теперь такое святотатство -
Чужого бога прославлять?!
За что народу то мытарство?
Крестилась русичей вся рать.

Владимир-князь, да с сыновями,
Средь них был отрок Ярослав,
Народ с Подола, будто в яме,
В Днепре крещенным - нет числа. 

Отец Ярослава
Николай Супрун

Владимир Святославич - князь
Задумчив, как дворца покои.
Вот детство, и в который раз
Всё несчастливое такое.

Холопыч он, рабыни сын,
Он сын красавицы Малуши,
И во дворце всегда один
От княжьих чад упрёки слушал:

"Робичич ты, на псарный двор
Ступай скорей, беги отсюда".
Отказ он слышит до сих пор:
Играть с тобою мы не будем".

Добрыня - дядька: слава, стать;
Он надоумил новгородцев
Владимира в князья позвать,
Стоять за Новгород, бороться.

И отрок принят в Новгород.
Бояре и купцы гадали:
Владимир пусть у них растёт,
Вживается и подрастает.

Поладил с ними мальчуган,
И прежде, чем он взялся править,
Перуну и другим богам
Он жертвы приносил, их славил.

И разводил вокруг костры
Для идолов да истуканов -
Богов языческой поры
(При нём они же в реку канут).

При нём-то Русь и поднялась,
Взростали города и сёла.
Он киевский, великий князь,
Креститель он по Божьей воле.

Княгини Ольги в той поре
Наказ исполнив, не тщеславьем
И не огнём - водой в Днепре
Русь принимала православье. 

Укрепление Руси
Николай Супрун

На тысячи вёрст вся граница Руси,
Защита нужна для державы,
Немало уменья, сноровки и сил
Великому князю по праву.

От частых набегов племён степняков,
От диких, жестоких набегов
Руси города оградить за рекой,
Отпор оказать печенегам.

Князь больше велел возвести крепостей
На каждой реке от столицы.
Гонцам не скакать в знак тревожных вестей -
Сигнальный огонь дать стремиться.

И только пожар полыхнёт на Руси,
В дружины народ ополчался.
И кто бы, и где бы стране ни грозил,
Сам князь на сраженье являлся.

И вёл свой народ против диких племён,
Всю Русь от поганцев очистив.
Победы, которые праздновал он,
Воспеты навек летописцем.

Народ создавал много славных былин,
Наследовал "сказ" для потомков.
Владимир - защитник, Руси исполин,
Державу крепил он до срока.
Ярость Владимира
Николай Супрун

Узнав о гибели Олега,
Владимир, новгородский князь,
Братоубийство и набеги
Судил, душою возмутясь.

Он потрясён злом Ярополка,
Коварством и чредой утрат,
Что хищным подобрался волком
И бросился на брата брат.

Неслыханное то злодейство
Сошло впервые на Руси,
Доныне в княжеском семействе
Никто такое не сносил.

Владимир в ярости великой
Призвал весь новгородский люд.
На площади люд разноликий, -
Собрался весь на правый суд!

- Не жить злодею Ярополку!
- Не править князем на Руси!
- Собрать нам рать нужно столько,
Чтоб отомстить хватило сил.

-Пойдём на Киев, новгородцы,
Братоубийцу наказать!
...За Русь единую бороться
Сошлась на Ярополка рать.

Бежал в испуге слабодухий,
Бесславный, кровожалный брат,
Без битвы он, подавшись слухам,
Пред Киевом был виноват.

Владимир ныне не "холопыч",
Сел в Киеве великий князь -
Руси уроком для Европы,
Истории великой связь.
Русь. Крещение Руси. Владимир. 988 год

Петр Гуреев

"В 6496 (988) году пошел Владимир с войском на Корсунь, город греческий... "После многомесячной осады город был сдан, и Владимир отправил византийским императорам послание с ультиматумом, что то же самое произойдет и с Царьградом (Константинополем), если они не выдадут ему в жены свою сестру Анну. Императоры отвечали, что непристойно христианке выходить замуж за язычника. Владимир был согласен креститься и принять новую веру, силу которой он испытал на себе. Анна приехала в Корсунь, но в это время "по Божественному промыслу разболелся ...Владимир глазами и не видел ничего и скорбел сильно и не знал, что делать" ... И послала к нему царица сказать, чтобы он крестился побыстрее. "Владимир сказал: "Если и вправду исполнится это, то поистине велик Бог христианский". И повелел крестить себя. Епископ же корсунский с царицыными попами, огласив, крестил Владимира. Владимир же, ощутив свое внезапное исцеление, прославил Бога: "Теперь я узнал истинного Бога" ... Крестился же он в церкви Святого Василия, а стоит церковь та в городе Корсуни посреди града, где собираются корсунцы на торг". ("Повесть временных лет")

Нельзя себя позволить унижать
Признанием язычных заблуждений,
И в принципе не может быть сомнений:
Просить ли веру иль завоевать.

Осталось войско сильное собрать,
Что б так без долгих размышлений,
Без споров лишних и приготовлений
Двор византийский запугать.

А после в жены взять сестру царя...
Глазами разболеться и ослепнуть...
Креститься... и в сознании окрепнуть,

То, что свершилось, было все не зря...
Сказать в сердцах немало и немного:
«Теперь узнал я истинного бога!»

Русь. Рогнеда и Владимир. 980 г

Петр Гуреев

Владимир, сын Святослава и Малуши, утвердясь на Новгородском престоле, послал полоцкому князю Рогволду послов с предложением жениться на его дочери Рогнеде. Гордая Рогнеда отказалась ответив: «я не хочу разувать робичича…», намекая на низкое происхождение Владимира, мать которого, как известно, была рабыней.
Выслушав ответ, Владимир в 980 году с большим войском приступом взял Полоцк, убил Рогволда и двух его сыновей и с "высокомерною Рогнедою неволею сочетался". 
После смерти братьев и отца, пыталась убить Владимира, но тот великодушием и справедливостью смягчил ее сердце, и она полюбила Владимира и вышла за него замуж.

Владимир Рогнеде

Мне речи девы не дают покоя,
«Рабыни сын» - жестокие слова.
Но я не буду вечно слыть изгоем,
Поймет еще она, что не права.

Обида жжет в груди, а сердце ноет,
Зовет к походу, буйна голова,
Ее возьму, как древний город, с боем,
А там пусть хоть огнем горит трава.

Ну, пусть кичится знатностью и родом,
Ее мне суждено завоевать,
И как ты не крути, но все ж в угоду

Придется робичича разувать.
Придется с ним делить и кров и ложе,
Но только это станет ей дороже.

Рогнеда Владимиру

Прости, мой князь, за дерзкие слова,
Меня в тот миг гордыня обуяла.
Тогда же я тебя совсем не знала
И мне казалось, что была права.

К тому же при дворе была молва,
Что с Ярополком справишься едва ли.
Меня ж родные за другим видали,
Как я отца ослушаться могла?

И вот теперь перед тобой стою,
Вверяя жизнь тебе и честь свою.
А коли я мила и сердцу люба

То стать готова верною женой.
Но если ж не простил, моя голуба,
То покарай, таков уж жребий мой.

Князь Владимир

Рената Платэ

Была ли княгиня Ольга простая псковитянка... 
или она была хорошего варяжского рода? 
                              Из лекций по истории Руси

Кто Ты, истина Божьего слова?
Тайный свет летописного свода?
Ты корнями выходишь из Пскова...
Или Ольга варяжского рода?

Кто Ты, горькая кара древлянам,
Или Игоря звонкая слава?
Ты летишь, как стрела Святослава
По огромным и дальним полянам...

Капли тёплой реки Иордана
Потекли по крестам и ладоням,
Над Днепром встала тень Иоанна*
И сложились черты колоколен!

Князь Владимир! Как горько ты плачешь
На холмах средь крестов и пожарищ,
И в глазах твоих синего неба
Боль страданий Бориса и Глеба!

* Иоанн Креститель 


988

Сергей Бобров

Где божьим словом, где огнём и силой
Владимир-князь, идя с Европой в ногу,
Русь вывел из языческой трясины
На Христианства светлую дорогу.

Святой Великий равноапостольный князь Владимир

Фомина Ольга Алексеевна


«Сей князь, названный церковию равноапостольным, 
заслужил и в истории имя Великого».
                                                                 Н. М. Карамзин


Погиб отец, великий князь,
Не стало Святослава.
Три сына князя, не таясь,
Его приемлют славу.

Но будут братья истязать,
Себя за власть без меры.
И лишь Владимиру познать
Удастся Символ веры.

Но путь к принятию её
Тернистым будет, долгим,
И сложит он своё копьё,
Заветы вспомнив Ольги.

Была ведь так она мудра:
Крестила на ночь внуков,
Чтобы меж ними никогда
Не слышать ратных звуков.

Они ж пойдут, за ратью рать
С войною брат на брата,
Друг друга будут убивать
Мечами из булата.

Падут Олег и Ярополк,
И лишь тогда Владимир,
Когда их глас навек умолк,
Язычество отринет.

О той, что мудрою была,
Он вспомнит не однажды:
Она ж наказ ему дала,
Чтоб внук крестился каждый.

Когда же веру выбирать
Он станет, вспомнит снова,
Что и Малуша, его мать,
Крестилась в вере новой.

И будет речь держать пред ним,
Перстом огладив пейсы,
Тот иудей, что был гоним,
Как род его библейский.

Посланцу долго князь внимал,
Задумавшись глубоко.
Гонец главы не подымал,
А только щурил око.

Подробный выслушав рассказ,
Внимая уговору,
Ответил так Владимир-князь
Певцу заморской Торы:

«Так, где ж отечество твое,
Ответь? – В Иерусалиме,
- Так что ж, гонимы, по земле
Скитаетесь доныне?

И вы хотите, чтобы мы,
Вняв вашему совету,
Скитались так же, как и вы,
Забытые, по свету?

Тому не быть! Не дома ль мы?
Так было век за веком:
Земля, где предки полегли,
За русским человеком!»

Германских выслушав послов,
В руках терзавших шляпы,
Отправил их без лишних слов
Назад, под ризу папы:

«Хоть в землю предков полегли,
Приняв страданий меру,
Но деды наши не смогли
Принять от Папы веры!»

Отверг Владимир и болгар,
Тех, что магометане,
Сказав, что Русь, разбив хазар,
К их вере не пристанет,

Что нет, Руси такой не быть,
Чтоб было невозможно
«Ей жить и без веселья пить,
По духу то не должно»!

И примет он тогда бояр,
Тех, что в Царь-граде были,
Что красоты, как неба дар,
Той веры не забыли.

На Корсунь выйдет с войском он.
Не выдержав осады,
Она падёт пред ним. Поклон
Пришлют из Цареграда.

И примет таинство Крещенья
Великий князь от их царей
И дар великий очищенья
Руси за тридевять земель.

Взяв в жёны их сестрицу Анну,
Он обретёт в душе покой
От новой веры, Богом данной, -
Досель неведом был такой!

Подал Господь и сил великих,
От бабки мудрость передал,
Чтоб чудищ диких, разноликих
Великий князь с Руси изгнал!

Пришла пора. И власть Даждьбога
Теченье приняло Днепра,
И веру в истинного Бога
Там Русь навеки обрела!

Комментариев нет:

Отправить комментарий