Общее·количество·просмотров·страницы

11 февраля 2016 г.

Германия *

Предания Германии

Алёнушка Смирнова

Германия, Германия:
Равнины и леса...
Кругом одни предания.
Древнейшая краса.
Предания, предания
Живут уже давно.
И это все Германия...
Немецкое кино,
Немецкая поэзия,
Волшебная роса,
Разбойничьи, раздольные
Зеленые леса,
Далекие, старинные,
Чужие небеса,
Чудные, европейские,
Не наши голоса...
Актеры, музыканты,
Поэты и одно
Шикарное, безумное
Немецкое кино!
Германия, Германия...
Здесь сказка, здесь и быль...
Кругом одни предания,
Старинных сказок пыль.

Германия

Борис Шмуклер

(эпиграмма)

Была задириста, драчлива
Железных канцлеров страна.
Бока помяв, остепенилась,
Стеной берлинской разделилась...
Теперь, покаявшись, едина вновь она.

Встреча с Германией

Елена Полякова

Из экспресса супер-класса
Изучаю край немецкий.
Впечатлений просто масса
Для пришельцев постсоветских -

Города здесь без заборов,
Как игрушки все строенья,
А цветы вокруг, без спору,
Улучшают настроенье.

Несмотря на скорость хода,
Замечаю все картины.
Что ж, похожа здесь природа
На природу Украины -

Те же ели и берёзы,
Рапс на поле золотится,
Те же радуги и грозы.
Только очень, очень чисто…

Я кланяюсь Германии

Леонид Волков

Германия, Германия,
Волшебная страна,
Как понедельник - пасмурна,
Как вторник - вновь ясна.
А как среда - срединна ты
Средь крашеных холмов,
Но как четверг - сердита ты
На дымный свой покров.
Свободна ты по пятницам
В парах пиров пивных,
А как суббота - пятишься
От дел своих земных.

О, чинно-честно-праздная,
В своих воскресных снах,
Германия, прекрасна ты,
Как лак на алтарях.

О, женщины Германии
Эротики полны.
Её мужчины странные
Так страстно влюблены.
Да вот в кого, не знаю я,
Ужели лишь в себя?
Прекрасна ты, Германия,
Я говорю любя.

О, сказка Синегории,
О, дивный свет долин,
С тобой не знал бы горя я
В похмельях рейнских вин.
Да к трезвости и пресности
Седых твоих церквей
Еще б немного прелести
Хмельных моих степей.
И к непомерной ясности
Прямых твоих дорог
Ещё чуть-чуть бы ласковости
Моих кривых бугров.

Чеканные названия,
Чужие имена...
Зачем ты мне, Германия,
Прокрустова страна?
И всё же по желанью ли
Или по чьей вине
Я кланяюсь Германии,
Прекраснейшей стране.

Германия

Марк Горбовец

Шенгенская зона - Германия:
Начало большого пути.
Проверена виза с вниманием,
Маршрут без границ чтоб пройти.

Дороги, дороги прекрасные,
Лесные массивы, поля,
Пути указатели - ясные,
Машины бегут не пыля.

Дорожные пункты для отдыха,
Заправиться можно, поесть,
Набрать в себя свежего воздуха,
Отдать туалетикам честь.

Их надо отметить значение -
Они нам, как воздух, нужны -
Все есть по сему назначению:
Чисты, аккуратны, важны!

Бежит наш автобус на скорости
Не меньше ста верст в один час,
Не дергает, не трясется,
Везет чемоданный багаж.

За окнами, виден ясно -
Сельский, спокойный пейзаж,
Ухожено все и прекрасно,
Совсем не похожий на наш.

Покрыты дома черепицей,
Покрашены в яркий цвет,
На это нельзя не дивиться -
То мудрый порядка привет!

И вот уже в город въезжаем -
Столица видна за окном;
Бродить в городах обожаем,
На камеру снять все притом.

Чтоб лучше Берлин нам увидеть,
Чтоб лучше Берлин нам узнать,
Вниманьем своим не обидеть,
Взором весь город объять,

На телебашню взберемся,
Обзорный круг обойдем,
Осмотрим восток и запад -
Истории вехи найдем.

Берлин - германская столица -
Поднялся из руин войны.
Им вновь вся нация гордится,
Плохие вспоминая сны.

Рейхстаг, собор кафедральный,
Остатки зловещей стены,
Тиргартен - пейзаж реальный
Столицы большой страны.

Берлин, как с птичьего полета,
С прекрасной башни вижу я,
И от волненья капли пота
Со лба стекают у меня.

Германия, Германия...

Татьяна Андросова

О, Дева златовласая! Зеленых гор краса!
Германия! Германия! Астральная душа!
Встарь сказками туманила -
Здесь Гримм и Гофманн жил.
И музыку великую твой гений подарил.
То кайзеры, то рыцари-правители души.
И Лютера реформы, и ведьм шабаши.
Страна церквей суровых и черепичных крыш.
В Баварии-танцуешь,в Саксонии-грустишь.
О, Рейн, тысячелетья куда ты воды мчишь?
Германия,Германия... Но хочется в Париж!

В Германии

Юрий Безус

Солнце опускается за Рейном -
За холмы, где зреет виноград.
Ток реки. В душе благоговейно.
Вечереет. Близится закат.

Сколько здесь событий отшумело!..
Кельтский жил воинственный народ,
Римляне и франки бились смело,
Крестоносцы двигались в поход.

Двух империй время пережили
Рыцарские замки на горах.
Войны, войны... Замки не забыли
Третий рейх, тевтонов новый крах...

Улеглись все страсти человечьи.
Рейн являет свой спокойный нрав.
Резкий, как баварское наречье,
Голос подал ворон из дубрав.

Храм глядит на медленные воды.
Башни храма узки, как ножи.
Тянутся готические своды,
Луч последний ловят витражи.

В ожиданьи сумрачной завесы
Неба предзакатного экран,
Встали на стоянки "мерседесы",
Скоростной стихает автобан.

В городах, где чисто и опрятно,
Где комфортно и царит уют,
Трудовой закончен день приятно:
Варятся сосиски, пиво пьют.

Жизнь течёт неспешно, без кумира,
Словно Рейна тихая вода.
Здесь желают детям только мира,
Счастья и покоя навсегда.

Неба часть уже огнём объята.
Длится равновесие души.
Кажется, что слышу в час заката
Музыку Бетховена в тиши.

**********************************************************

Я гуляю по Берлину

Валентин Панарин

Я гуляю по Берлину.
Замки, площади, река.
Удивляюсь исполину:
На меня глядят века.
Здесь столетия, как вехи
В жизни памятной страны.
Здесь застыл солдат навеки -
Победитель той войны.
Здесь история живая
В каждом доме и дворе,
Среди парков и лужаек,
Вдоль по набережной Шпре.***
Красотища. Заграница.
Но нельзя сравнить с Москвой !
И кругом чужие лица,
И язык звучит не свой.

Из записок о Берлине

Виктор Грабарев

Источник бед неисчислимых,
Открытий многих отчий дом
Берлин средь готик острокрылых
Стоит земельным королём.

Из стен гранитных бундестага
Звучало множество идей;
На нём цвета менялись флага
И имена его вождей.

Планета помнит их походы
И вероломства там печать,
Тоску пленения и годы,
Когда едва могла стенать.

Возмездье долго собиралось
Под алым стягом и звездой
И от Берлина лишь осталось
Пустое место над рекой.

Но словно Феникс он воспрянул
Из пепла старых кирпичей
И вот уж новый эпос грянул
Из уст извечных палачей.

Различье есть, но лишь в вокале.
Контент военный сохранён.
Всё также пенятся в бокале
Поджог, убийство и погром.

Сердца юнцов полны реванша
И жажды страны покорять
Под звуки нот весёлых марша
И вновь шагать, шагать, шагать.

Урок истории - для умных.
Иным ученье не поднять.
В Берлине сборище безумных
Рисует свастику опять…

Берлинские зарисовки

Евгений Голубев

В Берлине плюс десять, у нас минус десять,
в Берлине весна сизокрылая месяц.
Кругом "Истамбул" и турецкие лица.
Берлин их отныне вторая столица.

А немцы в делах, в бесконечных заботах -
как будто вся жизнь их сплошная работа.
Здесь тихо, спокойно, уютно, приятно.
Слова и улыбки - и всем, и приватно.

С утра оживают его магистрали
и, кажется, улицы - реки из стали,
потоки машин, натиск света и звуков,
в энергию дня запрессованы туго.

И снова покой, тишина и порядок.
И свет апельсиновый приторно-сладок.
Искрятся витрины, скамейки, брусчатка,
но близкая ночь все сотрёт отпечатки.
----
Шпандау карминовый, пепельный, белый,
вплетающий в чёрное жёлтый умело,
соборный и замковый, тихий и гласный,
канальный, туманный и солнечно-ясный,

гранитный и свайный, стальной и бетонный,
мозаичный, стрельчатый, в небо - оконный,
прямой, круговой, параллельный и смежный,
безвольный, настырный, решительный, нежный,
дождливый и сонный, пугливый, манящий,
глубинный, старинный, живой, настоящий.

Берлин

Людмила Некрасовская

Я мушкой попала в паучьи тенёта Берлина.
Теперь мне блуждать и блуждать по его галереям,
Исполнясь восторгом от каждой старинной картины,
Скорбя возле памятников убиенным евреям.
Искать филармонии сверхсовременное диво,
Подкармливать лебедя Шарлоттенбургского парка.
Взирая на то, как врата Бранденбурга красивы,
Решиться сравнить их фасад с Триумфальною аркой.
Войти в кафедральный собор. Осмотреть синагогу.
Осмыслить былое, пытаясь найти пониманье
Того, как усердно молиться всесильному Богу,
Народ свой спокойно отдавшему на растерзанье.
Успеть пропитаться насковозь европейской свободой,
Жалея, что в нас толерантность воспитана слабо.
Признаться себе, что порадовал август погодой,
Но небо на город натянуто тонким хиджабом.

До свиданья, Берлин!

Людмила Некрасовская

До свиданья, Берлин! Я не знаю: удастся ли снова
Повстречаться с тобой, насладиться твоей красотой,
Срифмовать для тебя напоенное нежностью слово -
Городских впечатлений пьянящий ядреный настой.
Ты заставил прозреть и серьезно подумать о многом.
Но домой мне пора: все слова и часы сочтены.
Я спокойна теперь, ибо знаю, что будет итогом
Нам навязанной подлой не нужной народу войны.
Но об этом - потом. А пока нам пора попрощаться.
Я желаю тебе процветания и не таю,
Что безумно хочу, чтобы люди могли возвращаться
К этой грустной строке, открывающей душу мою.

Русские в Берлине

Марков Александр

Наш перелет был идеально точен,
И снова я прогуливаюсь здесь.
Немецкий мой, конечно же, не очень.
Прости, Берлин, такой, какой уж есть…

Приятны мне невычурный твой глянец
И площадей естественная ширь.
Пусть я всего лишь только иностранец,
Но город мне не кажется чужим.

Не стрёмно мне в многоголосом гаме,
Могу бродить, не опуская плеч:
В Тиргартене, на Башне* и Кудамме** –
Везде слышна родная наша речь.

Вот у дворца, где высажены липы
И немцы совершают променад,
Пред памятником Фридриху Великому
Сограждане мои опять стоят.

А старый Фриц взирает с пьедестала,
Лишь в бронзе губ вопрос застыл один:
Что с городом его любимым стало?
Неужто снова русским сдан Берлин?!

*Башня - знаменитая Берлинская телебашня на Александерплатц.
**Кудамм - так немцы называют свою фешенебельную улицу Курфюрстендамм.


По Берлину

Нина Лёзер

Едут, едут по Берлину наши казаки.

Мы едем, едем…на колёсах.
Не я, - но некто крутит руль.
И ни одной вокруг берёзы,
не их велел сажать король.
Здесь липы - (и не две, не три их)
вовсю шумят - почти что хор.
С театром рядом толстый Фридрих
гарцует… там, где выход-вход.

Здесь светлых зданий величавость,
здесь имя Гумбольдта гремит.
Бросаю взгляд… нале… направо,
а в спешке час похож на миг.
Сквозь Бранденбургские ворота
пройду, как всякий прочий люд.
Смешался воздух… в честь свободы
вдыхаю весь Берлинер люфт.

Квадрига – стоп!.. она всё скачет,
всё подмечает впереди
и позади… там в речке катер,
и мост над Шпрее - он гудит.
Зелёный танк в зелёных ветках
здесь был, - он будто был всегда.
Победы столп - сейчас проеду.
О, как же сладко побеждать!

Унтер ден Линден как в угаре,
в себя вбирает гам и гул.
Восток и Запад - всем по паре,
а мне пора в Шарлоттенбург.
Не казаки ль вдоль по Берлину?
Не я ль за ними вслед спешу
в одном ряду, довольно длинном,
из ничего рождая шум?

Берлин... Путевые заметки

Титова Светлана Юрьевна

Берлин, ты педант, вечный франт с сединою
Во фраке потёртом, в петлице цветок
Гордишься упрямо своей стариною
Стеной разделил запад ты и восток...

Ты пунктуален, ходишь важно, чинно
На лирику и деньги ты скупой
А в центре у тебя - Блошиный рынок
И панки нарушают твой покой...

Ты отдыхаешь на дешёвых пляжах
Вьетнамцам и китайцам очень рад
А за прогрессом так следишь, что даже
Проводишь молодёжный Лайв-парад...

Субботний вечер просидев за пивом
За пачкой сигарет, в сплошном дыму
Коптишь свиные рёбрышки красиво
А чуть стемнеет, вновь спешишь в семью...

С утра идёшь вальяжно вдоль аллеи
Садишься в Мерс, сиявший чистотой
А ночью - лихо на своём Харлее
Ты мчишься по булыжной мостовой...
 
****************************************************

Берлинский собор

Людмила Некрасовская

Кафедральный собор, что удвоен зеркальностью Шпрее,
И красив, и богат, и дорос до небесных высот.
А вокруг него сплошь развлеченья, фонтаны, музеи...
Он - единственный страж, что людские сердца бережет.
И едва органист опускает на клавиши руки,
И свечей аромат заполняет до купола храм,
Представляется мне, что доходят до Господа звуки.
А за их красоту Бог прощает все глупости нам.

Бранденбургские ворота

Людмила Некрасовская

Здесь гуляет тьма народа
Из немыслимых чужбин.
Бранденбургские ворота
Открывают мне Берлин.
Лучше нет ориентира
Для туристской мельтешни.
Звали их вратами мира,
Были белыми они.
Но французский триумфатор
Укрепить решил престиж:
Снял квадригу император
И послал ее в Париж.
А когда его разбили,
То домой из дальних мест
Всю четверку возвратили,
На ворота водрузили
И богине дали крест.
А когда за преступленья
Сам Берлин был разделен,
То к воротам населенье
Не пускали с двух сторон.
Лишь когда сломали стену,
Стал народ опять един.
Вновь врата, как авансцена,
Открывают всем Берлин.
Только стало грустно что-то,
Я задумалась слегка:
Дай-то Бог, чтоб сквозь ворота
Не ходили в бой войска!

В Берлинской картинной галерее

Людмила Некрасовская

От картин Берлинской галереи
Словно от шампанского хмелею
И брожу сомнамбулой по залам,
Хоть музеев видела немало.
Пусть имен созвездие не ново,
Замерло восторженное слово,
Ведь желанье самое простое:
Пропитаться этой красотою.
Джотто, Рафаэль и Кранах Старший...
Их работы - свет душе уставшей,
Что болит и просит непрестанно
Дюрера, Гольбейна, Тициана,
Жаждет видеть Рембрандта собранье.
От него сбивается дыханье,
И сердечко бьется часто-часто,
Плача от нахлынувшего счастья...


Рейхстаг

Людмила Некрасовская

Граффити наших солдат на стенах
Покрыли немцы сверхпрочной краской,
Поскольку надписи те бесценны,
Не превращают былое в сказку.
Теперь открыты они в Берлине -
Надгробный камень рейхминистерству,
Чтоб не сумел никогда отныне
Народ немецкий вернуться к зверству.
А мы-то что? Наших дедов кости
Не все еще мы в полях собрали.
На немцев гладя, шипим от злости:
- Мы победили? Мы проиграли?
Мы победили, но нету силы
Жизнь обустроить. Клянем эпоху.
Какие, к черту, врагов могилы?!
Мы и свои-то содержим плохо.

В Трептов-парке

Наталья Эрбес

Всё меньше помним мы войну,
Её поэзию и прозу,
Но Трептов-парка тишину
Хранят плакучие березы.

Не забегайте впопыхах,
Не разговаривайте громко,
Здесь воин держит на руках
Спасенного, как мир, ребенка.

Он вознесен под облака
над скорбной братскою могилой
Напоминанием векам,
Чтоб память наша не остыла.

Склонились горестно знамена,
И, в образе солдат гранитных,
Стоят коленопреклоненно
Все те, кто выжил в этой битве.

Шарлоттенбург

Людмила Некрасовская

София-Шарлотта! Непросто построить дворец,
Но вам удалась эта дивная ода искусству.
Похоже, по мудрой головке вас гладил Творец,
И ваша обитель - альянс философии с чувством.
А вечное время скрывается в рамах картин,
Почти незаметно стекает пролетами лестниц.
И кажется: стоит разжечь белоснежный камин -
Теплом привлеченный появится в комнате Лейбниц.
Польется беседа. Рояль оттопырит крыло.
Ворвутся в окно ароматы цветущего сада.
И явятся строки. Шарлоттенбург! Мне повезло
Добраться до сути в красотах твоих и усладах.
И, может быть, кто-то, кому эти строки нужны,
Их будет беречь, отыскав в них карат откровенья.
Так чудный дворец, изувеченный в годы войны,
Как прежде хорош и способен дарить вдохновенье.

Шарлоттенбург


Рената Платэ

Листвой слетевшей ярко вспыхнет
Воскресшей юности рассвет
И промелькнёт, тебя окликнув,
Святая быль ушедших лет.

Дерев неясных очертанья,
Фортуны радостный полёт,
Те неиспитые страданья
И вновь парящий небосвод!

Так что ж за парк ты вспомнишь нежно?
Что за дворец поманит вдруг?
Далёкой музыкой нездешней...
Шарлоттенбург!
Шарлорттенбург!*

* Изысканный дворец в стиле барокко в живописном парке (Берлин), купол которого украшает фигура Фортуны

*****************************************************************

Из окна поезда

Ольга Цветикова 

Под нос мурлыча арии, любуюсь из окна:
Бавария, Бавария - чудесная страна!
Ах, беленькие домики, фахверки и дворцы,
Рождественские гномики, оленьи бубенцы...

В лесу кабанчик шастает, трубит сохатый лось,
При эдаком-то счастии чего ж им не жилось?
Варум* в краю мыслителей, музЫки и наук
Родился отвратительный коричневый паук?

Ах, пиво неизменное, ах, рыцарь Персиваль,
С какою тёмной пеною вдруг выплеснуло "Хайль!"?
Ах, бауэры* добрые, лошадки, зеленя,
Не пеплом ли удобрена баварская земля?

Бежит состав хорошенький, умыт, глазаст и чист...
Ответь мне, милый Боженька и Марк-евангелист!
Но он молчит, раскрашенный, как будто захворал,
Возносится над башнями космический хорал.

О, Рождества свечение! О, Пресвятая Мать!
Какое искушение о том не вспоминать,
Как здесь, в стране Баварии, под неземной хорал
Шли прямо в небо парии в столбах дымов Дахау...

Ах, как тут всё ухожено, прилажено и в такт...

...А бьётся всё непрошено:" Ну, как же так?.. Ну, как?!!"

Варум* - warum - (нем) - почему, отчего
Бауэр. I Ба;уэр (Bauer) - (нем)переводится как крестьянин, или фермер.

Баварские замки

Татьяна Голикова

Старинные замки - вместилище духов,
Красивых легенд и пугающих слухов;

Что где-то в пещере, в лесистых горах
Покоится мощного рыцаря прах!

Защитник Германии рыжебородый-
В плену сновидений о давних походах..

Пусть повода встать для него не найдется -
Размеренно сердце Баварии бьется.

Нельзя, чтоб нарушили новые драмы
Крыш,башенок стройные кардиограммы.

Их окна с опаской глядят не случайно,
Ревниво храня вековечные тайны.

И горные цепи теснятся сурово,
Их воинство скрыть все былое готово.

Замок Нойшванштайн


Марта Журавлева

Реальность сказкой обросла
Иль сказка плотностью оделась?
Стоит отвесная скала,
И лебедь белые крыла
Сложил на ней, став замком белым.

Хранится высотой вершин
Возвышенность его секретов.
Его творец и властелин -
Прекрасный рыцарь Лоэнгрин…
Неужто воин стал поэтом?

Ненужность почестей отверг
(Где слава, там всегда раздоры…)
От распрей низменного - вверх,
Где спит громада-Тегельберг:
Для воина жилище - горы.

Наверно, лебединый пух
Присыпал склоны, став нарядом.
Давно бы взгляд горы потух,
Но песня оживила слух -
Цветенье молодости рядом!

Озер недвижная вода,
Упорство елей-альпинистов…
Юна легенда иль седа -
Сияет рыцарство всегда,
Маня романтикой лучистой.

Замок Нойшванштайн - романтический замок баварского короля Людвига II в юго-западной Баварии. Лебединый мотив - то, чем пронизана вся архитектура и художественные украшения замка. Лебедь - геральдическая птица старинного рода графов Швангау. В интерьере замка главную роль играют иллюстрации к операм Вагнера и старинным германским легендам (в частности, о Лоэнгрине). И отец Людвига, Максимилиан II Баварский, и сам Людвиг считали себя прямыми потомками Лоэнгрина.
Лоэнгрин - рыцарь лебедя. Легенда о рыцаре Лоэнгрине появилась в Германии примерно в XII-XIII веках.
Тегельберг - гора, на склоне которой стоит замок.

Пряничная сказка

Марта Журавлева

(рассказ о «семейной» поездке в Баварию)

Пряничный домик? Придумают тоже!
Ладно бы хлебный! А пряник - изнежен.
Приторность строить жилища не может,
Даже названье коробит и режет.

В детстве казалось, что образ искусствен:
Девочка знать не могла про Швангау,
Мальчик и слыхом не слышал про Фюссен -
Жизнь с ними в игры другие играла.

Но повернулась иными боками -
Бытом сменившимся. И государством.
Сладостей в жизни они не искали,
Просто проснулись в селенье баварском.

Улицы-сказки! Строенья-игрушки! -
С книжной обложки живые картинки?
Стенку отломишь - и можно покушать,
Братику дать не забыв половинку!

Солнце смеется, глазурь освещая...
Книжка раскрылась не где-то, а рядом,
Девочку с братом улыбкой встречая,
Струны их душ перестроив на радость.

… Мальчик и девочка скоро уедут
В мир повзрослевший - на желтой жирафе!
Фюссен, Швангау отправятся следом -
Пряничным роем цветных фотографий...

Саксония

Анатолий Бондарь

Глазам поверить - утонуть
В голубизне небес бездонных.
Здесь лес - к вершинам, речки в путь,
Озёр альпийских - взгляд Мадонны ...

Чаруют водопадов гул,
Теченье сонных рек равнинных
И серых замков караул -
Наследие времён былинных.

Сплетенье стилей Рококо,
Барокко, Ренессанса, Готик ...
- Фантазии седых веков,
Реалии земных экзотик ...

октобрфест

Светлана Митюкова

Сила народа - в традициях!
Их нарушать нельзя!
Немцы с довольными лицами
В Мюнхене ждут октября!

Варится терпкое зелье
В медью горящих котлах,
Тысячи пинт веселья
Плещутся на столах!

В Мюнхен летит Европа,
Путь одолев неблизкий,
В кожаных шортах попы,
Крендели, пиво, сосиски!

Женщины пышногрудые
С легкостью виртуозов
Громко звенят посудою
На деревянных подносах!

Лечит хворобы солод,
Щедро разлитый в бочки,
Выпил - и сразу молод!
Чистые мозг и почки!

Празднично, вкусно, пенно,
Весело, шумно, красиво!
Съездите непременно
Осенью в Мюнхен на пиво!

Комментариев нет:

Отправить комментарий