Общее·количество·просмотров·страницы

22 июня 2013 г.

Орфей и Эвридика *

Орфей и Эвридика. Песня Эвридики

Александралт Петрова

Слышу, Орфей, твоё дивное пение,
Чудом проникшее в царство теней,
С каждой минутой волнует сильней,
Чувств ликование, мыслей смятение
Слышу, Орфей!

Может почудилось мне на мгновение,
Тучи развеяв печали моей,
Где-то поблизости пел соловей,
Песню звучащую, как откровение,
Слышу, Орфей!

Ветер примчавшись, уносит сомнение,
Близостью счастья пьянит суховей,
Запах принёс он цветущих полей,
Самого пылкого сердца биение
Слышу, Орфей!

Орфей и Евридика


Анатолий Чигалейчик

-I-

Жена Орфея Евридика-
Пример жемчужной красоты.
Стройна как пальма, бледнолика,
Как блеск Венеры с высоты,
На Землю льющий свет туманный,
Такой загадочный и странный,
Купалась в водах родника.
Но вдруг, увидев пастуха,
Всех пчёл любимца Аристея,
Стыдливо бросилась бежать
Густой высокою травою,
Где омерзительной змеёю была укушена.
Лишь стон негромкий с губ её сорвался,
И погрузилась в вечный сон.
С прекрасным телом дух расстался.
Рыдала Фракия, печалью
Людей наполнились сердца,
И пел Орфей с утра до ночи
О страшном горе без конца.
И звуки жалобные лиры
Природу тронули тоской,
Умолкли птицы, рощи сникли,
Сгустились тучи над Землей,
И даже горы содрогались,
Внимая музыке такой.

-II-

Потом пещерою опасной
Орфей отправился в Аид.
Окутал мрак его ужасный,
И Чёрный Стикс во тьме журчит.
Но лиры звук неповторимый
К владыке грозному привел
Его в дворец. Никем не зримый,
Там песню страстную запел
Орфей царю об Евридике.
И весь Аид был потрясён.
И тени легкие, как блики,
Ушедших в мир иной дрожали,
И тартор пеньем был пленён.
Там Эвмеиды зарыдали.
И колесо, что вечность чертит,
Остановило бег тлетворный.
Под звуки музыки покорный
Стал царь. Он просьбу выполняет,
Жену Орфею возвращает.
Но клятву, данную владыке,
Орфей у выхода нарушил:
Он обернулся к Евридике
И счастье тем своё разрушил.
Раздался трижды звук хрустящий.
Во мраке вихрь взвился свистящий,
И в тот же миг она пропала.
О, дважды у кого украла
Супругу смерть в подземный мрак!
К чему Орфею новый брак?
Любви другой он не искал,
Он горем дважды был надломлен
И потихоньку угасал.

Легенда об Орфее и Эвридике

Владимир Мазурин

Во Фракии, в Греции, в древней Европе
Жил дивный поэт, музыкант и певец -
Орфей, по преданию - сын Каллиопы.
И сам Аполлон был Орфея отец.

От матери он унаследовал чары,
И голос, пьянящий своей красотой.
Так пел он под дивные звуки кифары,
Что камни сдвигались от музыки той!

В долине Гекаты - богини трёхликой -
С ним встретилась нимфа - подарок судьбы.
Ту нимфу, а звали её Эвридикой,
Горячей любовью Орфей полюбил.

Счастливая жизнь их недолгой была.
Ужалена в ногу змеёй ядовитой,
Упала она и тотчас умерла.
И плакал над трупом он, горем убитый.

С утратою этой не мог он смириться,
Солёные слёзы роняя на грудь.
И в мёртвое царство решил опуститься,
Чтоб душу любимой на землю вернуть.

В глубокой и мрачной пещере Тэнара
Нашёл ручеёк он, что тёк в реку Стикс.
Вдоль русла ручья он спустился с кифарой
И берега речки священной достиг.

Растрогал он горестной песней Харона,
И душ перевозчик его перевёз.
Когда песню пел он у царского трона,
Глаза Персефоны блестели от слёз.

И дрогнуло жёсткое сердце владыки.
- Проси всё, что хочешь! - Аид тут сказал.
- На землю со мной отпусти Эвридику!
Она всё равно ведь вернётся назад.

- Пусть тень Эвридики идёт за спиною!
Как выйдешь на свет, так увидишься с ней.
Но помни! Оглянешься раньше - и снова
Вернётся назад она в царство теней!

Он шёл, а бесплотная тень Эвридики
Скользила неслышно. Но - сам виноват! -
Увидев вдали света белого блики,
Забыл уговор он и... глянул назад!...

...Вернулся один он и жил безутешно.
Цари предлагали ему дочерей.
Но он отвергал их и прав был, конечно.
Ведь верен он был Эвридике своей!

Ушёл он в Родопские дикие горы
И пел, и играл там для диких зверей.
И долго во Фракии шли разговоры
О том, что навеки пропал менестрель.

И слухи ходили по древней Европе,
Что жриц подпоив, Вакх расправился с ним,
И телу пристанищем стали Родопы.
Душа же взлетела к прекрасной из нимф.

Орфей и Эвридика

Галина Панюшкина

На кифаре играет Орфей,
А душа его плачет и стонет,-
Эвридику унес к Персефоне
Темный призрак из мира Теней.

Он, горюя, бродил по лесам,
И скорбели с ним светлые звёзды,
Покидали малиновки гнёзда,
И барсук из норы вылезал.

Проходили и ночи и дни,
Только нет утешенья Орфею,
От отчаянья руки немели,
Губы смерть призывали:"Приди!"

Безутешный и сирый Орфей
В Царство Мертвых добрался по Стиксу,
Где душа Эвридики томится
И не ропщет средь мертвых теней.

Пел Орфей перед гневным царем,
И растаяло сердце Аида,
Что поставив условье сердито,
Отпустил он влюбленных с добром.

Не сдержал обещанья Орфей,-
Оглянулся, увидев луч света,
И тень милой исчезла бесследно,
Разлучился навеки он с ней…

На кифаре играет Орфей,
И вибрируя с болью разлуки,
Отзываются скорбные звуки
Состраданием в душах людей...

Орфей и Эвридика

Елена Ерошина-Шаплык

Преданий много, верь или не верь,
В далекой Фракии там жил певец Орфей
Его стихи так радовали слух,
А музыкой пленял он всех вокруг.

И не влюбиться было бы грешно,
И видно так судьбой предрешено,
Что страсть взаимная и выглядит не дико
Женой Орфея стала Эвридика.

Любили оба: и она, и он.
Глядели радостно на них со всех сторон,
Особенно когда Орфей кифару в руки брал,
О большем счастии он просто не мечтал.

И вот однажды, по лесу гуляя,
Зашла в чащобу, голосу внимая
Любимого Орфея, и вдруг ветер
В вершинах зашумел, а в чаще путь не светел

Она рванулась и, дорог не разбирая,
В змеиное гнездо вступила вдруг босая.
И вскрикнула - ужалила змея,
И смерть похитила ее, от всех тая.

Услышал крик Орфей и бросился к жене,
Но только шаль ее увидел в стороне.
В тоске и плаче он скитался по лесам,
И зверя дикого подобно голосам,

Ревел и звал любимую свою
Пел и кричал, стонал: «Как я люблю!»
И звери дикие, сочувствуя печали,
Его не трогали, по-дружески встречая.

Деревья, и они, сходили к нему с места.
У всех была жена, а может быть невеста,
Которая была кому-то ближе рая.
О том и пел Орфей, стеная и играя

Он на своей кифаре семиструнной,
Искал проход и днем, и ночью лунной
В страну теней, где умершие души
Урок прошли в воде или на суше.

И вот проход нашел он по ручью,
Что в Стикс течет, сказал: «Хочу
Увидеть я жену, да, Эвридику, да,
Вези меня, Харон, немедленно туда,

Где встречу я ее, любимую свою,
Я гимн Любви тебе, Харон, спою.»
Но промолчал паромщик и не взял,
Лишь души умерших он вновь пересчитал

И погрузил на утлый свой ковчег,
Стоящих на брегу, он посадил их всех,
И не внимая на стенания Орфея,
По Стиксу он поплыл все дальше, все быстрее.

Но тут кифары струн коснулся вдруг Орфей.
И как ты хочешь, верь, или не верь,
Но даже молчаливейший Харон
Игрой и пением Орфея был пленен.

И вот Орфей сам во дворце Аида -
Царь гневно так глядит и говорит сердито
О том, что не по адресу находится поэт,
Что выхода из царства мертвых нет.

Но лишь запел Орфей, и голос задрожал,
Как будто струн души коснулся вдруг кинжал
Так пел певец, что даже Персефона
Заплакала навзрыд, тоскою удручена.

- Что хочешь? Я готов исполнить просьбу эту.
- Верни жену мою иль призови к ответу,
Ведь без нее ни ада нет, ни рая
Промолвил тут Орфей, с надеждою взирая

На царственных особ, и тут Аид ответил,
Что он готов вернуть, уж больно образ светел,
И песней так своей он всех пленил в округе,
Что может он забрать назад ее в супруги.

Одно условие лишь надо соблюсти -
Не должен он смотреть, кого назад вести.
И если он нарушит этот договор -
То ждет его навечно смертный приговор.

И милую он не увидит боле,
И будет одинок на счастье иль на горе.
Второй попытки будет он лишен,
И выбор, сделанный, уж свыше предрешен.

Не чувствуя от счастья ног и сердца стук,
От радости поет, хоть мрачно все вокруг,
Но как-то неуютно, как-то тяжело
Не слышит он, не видит никого.

И вот они вдвоем уже почти у цели
И, кажется, вот-вот и птицы б песни пели.
Не выдержал Орфей и раз лишь оглянулся,
И милой он на миг дыханием коснулся.

И нет ее, и никогда не будет,
И голосом своим тихонько не разбудит,
И жажду ласки в нем не утолит,
И не узнает, как его душа болит.

Помчался вновь Орфей и слезы горько лил,
Харона звал, неистово молил,
Но только тишина была ему ответом
Не сможет уж никто помочь ему советом.

До сей поры он по земле гуляет
И Эвридику милую к себе он призывает.
И так душа его томится от печали,
Как будто с мертвою навечно повенчали.

И нет ему покоя, нет забвенья,
И даже в песнях не найдет успокоенья.
А если эхо слышится подобно крику-
Орфей так призывает Эвридику.

Орфей и Эвридика

Елена Киянка

Орфей неотделим от Эвридики
В гостях у вечных звезд.
Земля на части разрывает лики.
Смерть - единенья мост.
Влюбленных манит огнекрылый Эрос
В обитель без разлук.
О! Только бы устами боль воспелась,
И не растаял звук,
Чтобы услышать из нетленных далей
В миг торжества идей,
Как заструится в сумрачном угаре
По камням Песнь Песней.
Смывает Лета стены, храмы, троны
И лица палачей.
Но по сей день в тиши ночного лона
Творит певец Орфей
Легенду о бессмертной Эвридике.

Мифы Древней Греции. Орфей и Эвридика

Зинаида Торопчина

Орфей - в др.-гр. мифологии певец, непревзойдённый музыкант, своими песнями приводивший скалы в движение, укрощавший диких зверей. Эвридика - жена Орфея, прекрасная нимфа.
Аид - брат Зевса, повелитель подземного царства, куда после смерти отправляются души людей, владыка "царства теней". Кифара -- струнный щипковый музыкальный инструмент.

Жил в древней Греции известный
Певец Орфей - талант большой.
Не только голосом чудесным,
Он пел всем сердцем и душой.

С кифарой он не расставался,
На ней искусно он играл.
Лишь звук кифары раздавался -
Весь мир как будто замирал.

Деревья звуки понимали,
Не слышно шелеста в листве.
И звери музыке внимали,
Разлёгшись рядом на траве.

И в мире музыка царила,
Лилась и услаждала слух.
И чудеса она творила,
А в людях поднимала дух.

Всё забывалось в те мгновенья.
Любовь и нежность, сердца пыл
Певцу давали вдохновенье:
Влюблён он в Эвридику был.

Жена его была прекрасна,
И обожал её певец.
Но вдруг укус змеи ужасный -
И счастью их пришёл конец.

Орфей в отчаяньи, в печали,
Всё это - будто страшный сон.
Другие песни зазвучали,
В них слёзы, боль и тяжкий стон.

Тех песен горестные звуки
Он посвящал лишь ей одной.
Не может вынести разлуки
Орфей с любимою женой.

"Пойду к Аиду, петь там буду,
Испробую талант я свой.
Быть может, совершится чудо -
Я возвращу жену живой".

Пришёл в Аидовы владенья.
Увидеть бы жену, но как?
Мелькают тени, привиденья.
Здесь тишина и вечный мрак.

Идёт Орфей по царству теней.
Вот, наконец, Аидов трон.
И в окруженьи привидений
Сидит Аид. Ужасен он!

"Как ты посмел сюда явиться,
Нарушить вечный мой покой?!
Меня любой живой боится.
Откуда ты и кто такой?".

Вдруг полились кифары звуки,
Орфея голос вторил вслед.
Пел о любви он, о разлуке,
О той, которой рядом нет.

Боль сердца,горе и страданье -
Всё в песне выразить он смог.
Услышав стоны, плач, рыданья,
Смягчился вдруг подземный бог.

Орфей умолк, весь в ожиданьи.
Бог молвил слово наконец:
"Я вижу все твои страданья
И помогу тебе, певец.

Я разрешу жене вернуться,
Но строгий есть один запрет:
Не смеешь даже оглянуться,
Пока не выйдете на свет.

Ни слов, ни песен чтоб - ни звука!
Как испытанье, этот путь.
Иначе - вечная разлука.
Наказ мой строгий не забудь!"...

В подземном царстве мрачно, дико,
Но полон радости Орфей:
Живою станет Эвридика!
Он снова будет рядом с ней!

Скорей, скорее к солнцу, к свету,
Там жизнь кипит, там ясный день!
И будет там конец запрету,
И вновь живою станет тень.

Хоть на пути встают преграды,
Но радость сердца не унять.
Он Эвридику спас от ада!
Не терпится её обнять.

Дождаться он никак не может,
Когда настанет яркий свет.
А любопытство душу гложет:
Идёт ли Эвридика вслед?

И вот решил он не на шутку
Нарушить строгий тот запрет.
Он оглянулся на минутку -
И вдруг... растаял тени след.

Он протянул за тенью руки.
"О нет! - Орфей вдруг закричал,-
Не вынести мне боль разлуки!".
Но мрачный мир не отвечал.

"Что я наделал? Как же можно?!"
И помрачнел Орфея взгляд.
Ведь счастье было так возможно!
Но больше нет пути назад...

Орфей и Эвридика

Зоя Храмцова

Несла заслуженно, по праву,
Орфея славная волна.
По всей Земле звенела слава
О даре чудо-певуна.

Перебирая нежно струны,
Орфей задумчиво мечтал.
И не заметил в бликах лунных,
Как счастье выбрало причал.

Смутило пенье Эвридику, -
Влюбилась дева в тот же час.
И поразился месяц лику, -
Свет звёзд в сравненье с нею гас!

Так семиструнная кифара
Свела красотку с пареньком.
Орфей и Эвридика - пара, -
Невесту славьте с женихом!

Роса искрится изумрудом,
Полянка радужна в цветах.
Беда пришла из неоткуда,
Развеяв счастье в пух и прах.

Упал букет из рук молодки.
Гнал страх неведомо куда.
От страха - голосок нечёткий, -
И плен змеиного гнезда…

Звук оборвался дивной песни...
Орфей на помощь поспешил,
Но не дано жене воскреснуть, -
Жизнь чёрный ворон уносил.

Кричит надрывно семиструнка,
И дни, и ночи напролёт
Душа от горести безумна, -
Орфей в печали смерть зовёт.

Нет мочи ждать её прихода!
Дошёл до берега Стикса*.
Черны, страшны той речки воды,
Но умолил отплыть гребца.

Орфей нашёл дворец Аида**,
Вступил в его обширный зал.
Горька влюбленного планида, -
Всё, плача, в песне рассказал.

Спросил Аид: "Чего ты просишь?
Ведь это - царствие Смертей!
Любовь свою ты превозносишь?
Что хочешь, говори скорей?!

Твоё желание исполню,
Но ты мне должен обещать…"
Сказал Орфей: " Я всё запомню,
И слово я готов сдержать."

Так миновали царство смерти, -
Тень Эвридики шла за ним.
Свет озарил на волю дверцы,
Но зов любви - неумолим.

Он оглянулся на мгновенье,
Забыв о том, что обещал.
Мелькнуло, уходя, виденье, -
Настал обещанный финал…

Пришёл Орфей на берег речки,
Кричит: "Вернись, моя любовь!"
Но раз не выполнил словечко, -
Жена уж не вернётся вновь!

*Стикса - река за которой начиналось царство мёртвых.
**Аид - повелитель подземного царства.

Орфей и Эвридика

Ирина Кислицына

В садах Олимпа, на вершине горной,
Среди цветущих лилий, шумных фей
Прекрасную, как звёзды, Эвридику
Увидел юноша по имени Орфей.

Он улыбался, взгляд его был ясен,
Её он принял, как небесный дар,
Как сладостный живительный напиток,
Как удивительный божественный нектар.

И девушка пошла ему на встречу,
Затмив красой весь Олимпийский сад,
А юноша, обняв её за плечи,
Оберегать теперь одну был рад.

Орфей не уберёг её от смерти,
Но и не в силах счастье потерять
Спустился в царство мёртвых, у Аида
Решил он жизнь любимой отстоять.

Её он спас, и жили они вечно,
Ведь в памяти теперь ещё живут,
И любят так же вдохновенно, безупречно,
И так же лилии в саду богов цветут.

Орфей и Эвридика легенда

Надежда Старостина-Котенко

Известным певцом, был красавец Орфей.
Прекрасно играл на кифаре своей.
Жену - Эвридику безмерно любил.
Был весел и добр, очень нежен и мил.
Однажды, по лесу цветы собирая,
Резвилась с Орфеем жена молодая...
Вдруг вскрикнула, сильную боль не тая-
Ужалила в бок Эвридику змея.
Орфей, поспешил успокоить жену,
Но вновь, тихий крик разорвал тишину.
Она на траву опустилась в слезах,
И ужас застыл в её чудных глазах.
А рядом, взметнулись два чёрных крыла-
То смерть унесла, ту что милой была...
Тоска и печаль - одолели Орфея.
Бродил по лесам он, от горя слабея.
И песни лились, меж деревьев стеная,
Страдала кифара, их боли внимая.
Заслушавшись, звери из нор выползали,
И птицы слетаясь, гнездо покидали.
О смерти молил, безутешный Орфей,
Чтоб с милой, увидеться в царстве теней.
Нет сил. В подземелье спустился, страдая,
Там умерших тени бродили, стеная.
По чёрной воде, эти души Харон,
Возил через Стикс, после их похорон.
Орфея забрать, он никак не хотел,
Но дрогнули струны, и плачь зазвенел.
Страдание струилось в подземную даль,
Бессмертной любви воспевая печаль.
Застыли в тоске, даже волны от стона-
И дрогнуло сердце седого Харона…
Бесстрашно по царству Аида ступая,
Орфей ко дворцу подошёл, не смолкая.
Он пел о любимой своей Эвридике,
Не слушая, душ потревоженных, крики.
Вошёл во дворец, стал у царского трона.
Там грозный Аид и жена - Персефона.
За троном, Бог смерти на страже стоял.
Он крылья сложив, лишь глазами сверкал.
Под мрачными сводами тронного зала,
Ужасных чудовищ бродило не мало.
Ламия, что красть малышей умудрялась,
Эмпуза ,что кровью людскою питалась.
Лишь юный Гипнос, излучая веселье ,
Мешал неустанно снотворное зелье...
Ещё вдохновенней Орфей заиграл,
Кифара - стонала, а голос - рыдал.
Щекой Персефоны скатилась слеза,
Печальными стали Аида глаза.
Певец замолчал, тишина воцарилась...
Услышал Орфей - Его царскую милость.
Вернуть Эвридику Аид обещал,
И верное царское слово сдержал.
Одно лишь условие было Орфею,
Обняться он сможет с любимой своею,
Лишь только тогда, когда солнечный свет,
Осветит обоих, а раньше - запрет.
Не должен он, видеть жену до тех пор.
Иначе, теряет весь смысл договор.
Орфей, возвратиться домой поспешил,
И тень Эвридики спиной ощутил.
Тихонько за ним, шла любимая вверх.
Вот свет показался, и тут, как на грех,
Затихли шаги у него за спиной...
Орфей испугался, от мысли шальной.
И сердце забилось, в ужасном испуге,
А вдруг, не увидит он милой супруги.
Отстала, быть может, в дороге она?
Уж солнышко близко, вокруг тишина...
Не смог удержаться - один только взгляд.
Забыл уговор, обернулся назад…
Всего в двух шагах, от заветной мечты-
Растаяли в мраке родные черты...
Поверить не мог.Звал.Вернуться просил.
Назад побежал из оставшихся сил...
Харона молил, но в ответ тишина.
Лишь Стикса, угрюмо ворчала волна…
Вернулся на землю, печалясь, Орфей.
Страдал до конца, без любимой своей.
И боль, и любовь - его песни впитали.
Заслышав Орфея, ветра затихали.
Деревья, не смели листом шелохнуть,
Чтоб нежные звуки любви, не спугнуть...
Однажды момент долгожданный настал-
Свою Эвридику он вновь повстречал.
Поёт свои песни, в подземном чертоге.
Послушать его собираются Боги.
Орфей очень счастлив, в жилище богов,
С любимой прожить, до скончания веков.

Эвридика

Натико

Ты за нею - в ад?
Ты и в пропасть - за нею?
А еще твердят,
Нет любви на земле…
Ты ей рад? Ты рад
Этой бледной тени,
На которую взгляд
Даже бросить не смей?

Ты ее ведешь,
К свету, к солнцу, к людям!
Верит дух, спасешь
Ты от темноты!
Только это - ложь.
Ты ее погубишь.
И пронзает дрожь
Тонкие черты.

Не желает мрак
Отпустить добычу,
И вернуть назад
Тень - живой женой.
Остается шаг,
Темень в спину дышит,
Остается ад
За твоей спиной…

Отсвет от ворот,
Вот уж ближе, ближе
У ворот - дракон,
Позади - жена.
Но - лишь поворот
Головы - и лижет
Пальцы босых ног
Стиксова волна…

...Умной головой
Ты крутил напрасно.
Только ветра вой
За твоей спиной.
У теней нет слов,
Или слез безгласных.
У теней есть боль.
Память. Непокой.
---
От большой любви
До большого чуда
Только шаг - сквозь мрак,
Мимо пасти зла.
Струн теперь не рви,
Пожалей жену-то...
Слезы на губах…
И она - ушла…

Эвридика

Нелли Добротолюбова

Эоловой арфы тоскует душа,
И эхо меж струн плывёт неспеша,
И мир ожидает предутренний звон,
И видит Орфей удивительный сон:
Средь розовых кущей Авроры белей
Стоит Эвридика в тунике своей,
И хочет прижать его к пылкой груди,
Но небо алеет, пора уходить...

Проснулся Орфей, Эвридики с ним нет,
Лишь эхо из тьмы простонало в ответ,
Скитается тень средь теней под землёй
И в царстве Аида ей страшно одной.
Прощай, Эвридика, ты в бездне ночей,
Я мог бы зажечь тебе сотни свечей,
Я мог бы вернуть тебе солнечный свет,
Я верю, что боги не скажут мне: Нет...

Прекрасные песни Орфей пел богам,
И молвил царь тьмы: Эвридику отдам,
Веди её к свету, что брезжит вдали,
Веди её тень на поверхность земли.
Всё выше и выше, и близок рассвет.
А что, если тени со мной уже нет?
А что, если я оглянусь только раз?
Ведь боги с Олимпа не выдадут нас...

Но тень Эвридики взмахнула рукой:
Теперь в подземелье бродить мне одной.
Прощай, мой Орфей, и себя не кори...
Постой, Эвридика! Вот лучик зари...
Прощай навсегда, я возьму твою боль,
И в шелесте ветра я буду с тобой,
И ливнем весенним прольюсь с облаков,
Лишь в царстве Аида не снять мне оков...

Орфей

Нина Шепелева

Воин, вступающий в бой свой не только мечом и копьём смертоносным,
Воин врага побеждающий голосом,
словом чаруя,
молитвой,
Струн перебором холодной зимой пробуждающий жаркие вёсны,
В царстве Аида спасавший любовь, победивший, не выиграв битвы*.

Сын Каллиопы, поэзии музы, ты пел, управляя стихией,
Волны спадали, и ветры в ветвях находили покой и смиренье,
Птицы смолкали. Но пристально боги за чарами арфы следили:
Неутолимость тщеславия их затмевало волшебное пенье.

Славный герой, ты погиб от неистовства посланных богом** вакханок,
Тело растерзано в клочья, разбросано, кровью пропитана почва.
Но в каждой капле волшебный твой дар - драгоценное слово в огранке,
Дар красноречия музы для тех, кто в "орфеи" отечества прочит.

Каждой струны из семи
оборвавшийся голос
умолкшей кифары
В душах поэтов рождает призванье к всесильной чарующей лире.
Рвутся и ныне в неистовстве песен и души и струны гитары.
Слава! Сбылось предсказанье Орфея о силе поэзии в мире!

* - Орфей очаровал пением и Цербера и Аида, и тот вернул ему погибшую возлюбленную Эвридику с условием не глядеть на неё, пока не очутятся дома. Орфей не выдержал и у порога взглянул на любимую, и она тут же снова очутилась в подземном царстве Аида.
** - богом Дионисом. Орфей его не почитал.

Орфей и Эвридика

Семен Вайнблат

Сегодня вновь прочел я трогательный миф
О пламенной любви Орфея к Эвридике.
С тех пор века прошли, а миф старинный жив.
Доныне помнит мир о той любви великой.

Орфей! О, как он пел! Как голос проникал
В тайник людской души мелодией волшебной.
В нем были доброта, высоких чувств накал,
И нежность, и любовь, и мощь воды целебной.

О, сколько славных дел свершил он для людей,
Прекраснейший певец, сын музы Красноречья.
Умел он чаровать птиц певчих и зверей,
Всегда примером был любви, добросердечья.

А мать ему дала великолепный дар -
Уменье убеждать ораторским искусством.
Он вкладывал в слова любви сердечный жар,
Помноженный стократ на искрометность чувства.

Он был одним из тех, кто любит только раз,
Свой идеал любви нашел он в Эвридике,
Но погасила смерть сиянье чудных глаз. -
Была слышна лишь боль в ее последнем крике.

Орфей почти не спал, от горя изнемог,
По-прежнему любя и нрав имея твердый,
Аида стал просить, чтоб этот грозный бог
На землю отпустил жену из царства мертвых.

И услыхал Аид печальные мольбы.
И он сказал: «Одно условье соблюди-ка!
Тебе разрешено спуститься в царство тьмы
И увести с собой ты можешь Эвридику,

Но чтобы ваш уход не кончился бедой,
Тебе, Орфей, одно лишь только помнить надо:
Ты не смотри назад, идет ли за тобой
Жена твоя, пока не выйдешь ты из ада.

Известно мне, что ты всегда на ногу скор,
Но если ты хоть раз посмеешь оглянуться,
Нарушив этим наш с тобою уговор,
То никогда жене на землю не вернуться».

Орфей спустился в ад и там среди теней
Нашел свою жену и с ней спешит на землю.
Она идет за ним, но все ж обидно ей,
Что на нее Орфей не смотрит, ей не внемлет.

Она кричит: «Орфей, зачем ты так спешишь?
Неужто на меня не бросишь даже взгляда?
Меня ты разлюбил? Чего же ты молчишь?
На миг хоть обернись, иди со мною рядом».

Но, помня уговор, Орфей вперед спешит,
И поступь у него тверда, неколебима.
В отчаянье жена Орфею говорит:
«Мне лучше умереть, чем знать, что не любима".

Но он идет вперед, туда, где брезжит свет,
А голос за спиной всё тише, тише, тише...
Прислушался Орфей: идет ли кто-то вслед?
А может, не жены сейчас он голос слышит?

Забыв про уговор, Орфей застыл на миг,
И обернулся он всего лишь на мгновенье.
И замер на устах не вырвавшийся крик,
Когда, как тень жены, растаяло виденье..

Сегодня вновь прочел я трогательный миф
О пламенной любви Орфея к Эвридике.
С тех пор века прошли, а миф старинный жив.
Доныне помнит мир о той любви великой.

Подумал я: когда б щит чудный он имел,
Каким владел Персей, боясь Горгоны взгляда,
Как в зеркало, в него Орфей бы посмотрел,
И убедился б он, что Эвридика рядом.

И если бы они, придя к себе домой,
Спокойно на земле остаток дней прожили,
Тогда об их любви счастливой, но другой,
Поэты и певцы другой бы миф сложили.

Орфей и Эвридика. Новая версия

Юрий Семецкий

В истории этой любовной - и дивной, и дикой -
Заранее был предрешён безутешный финал...
А помнишь, Орфей, как взглянул ты на тень Эвридики?
А знаешь ли, кто из подземного мрака вас звал?

Ты помнишь, как в царстве Аида под звуки китары
Слезу Персефона смахнула в платок кружевной,
И Цербер притихший себя вдруг почувствовал старым...
Но ты не заметил, что некто стоял за спиной.
---
Начну я рассказ, поделённый ритмично на стопы,
Похожий, как пишет Овидий, на древний вертеп,
О том, как в саду Геликона любил Каллиопу
Сияющий солнечным светом блистательный Феб.

И всё б ничего - в должный срок материнское лоно
Младенец покинул, не знавший ни блага, ни зла.
Но рос он поэтом - и как-то из рук Аполлона
Китару Гермеса рука гордеца приняла.

А был Мусагет (всей Элладе известно) - проказник -
То оду напишет, то пару героев убьёт,
А после устроит с друзьями на Делосе праздник -
Напьются и любят вакханок всю ночь напролёт.

По части убийств признавали его корифеем,
От стрел Кифареда случались и мор, и война...
Ещё он любил не отцовской любовью Орфея,
А значит, судьба Эвридики была решена.
---
Сквозь запахи серы, прогорклого масла и нефти
Из царства Тартара, из царства Аида-безумца
Они уходили всё дальше и дальше от смерти...
И надо ведь было Орфею лишь не оглянуться.

Комментариев нет:

Отправить комментарий